Скрытые цивилизации, или как индейцы удобряли землю древесным углем


Река Амазонка и ее многочисленные притоки – самая полноводная речная система нашей планеты. Каждый день она пополняет мировой океан 19 миллиардами тонн пресной воды. Ученые считают, что кроме наземной реки, под руслом Амазонки течет еще и подземная. Амазонская сельва – рай для многих видов животных и растений. Но вот высокой плотностью населения она похвастаться не может. Поселения бродячих индейцев-охотников встречаются относительно редко, некоторые почти не имеют контактов с цивилизацией. Но так было не всегда. До прихода европейцев Амазония была процветающим земледельческим регионом.

Бедняки на далёкой Амазонке
В 1956 году президентом Бразилии был избран потомок богемских цыган, неисправимый романтик Жуселину Кубечек. Он предложил бразильцам две сногсшибательные идеи: построить новую столицу и заселить почти безлюдную Амазонию. С первой задачей он справился на отлично: город Бразилиа, новая столица государства, был построен в короткие сроки по самым смелым архитектурным проектам. А вот со второй задачей вышла заминка.

На юге Бразилии хватало плодородных земель, но почти все они принадлежали крупным землевладельцам, на которых работали бедные бразильские поденщики. Предполагалось, что поденщикам дадут банковскую ссуду, на которую они купят все необходимое, поедут на север и на свободных землях устроят собственные плантации. Желающие воспользоваться этим шансом действительно нашлись. Молодые и активные, они не боялись тропических болезней, диких зверей, кровожадных индейцев и отсутствия электричества. Они были готовы пахать с утра до вечера. Не ради романтики или светлого коммунистического завтра, как это делали советские комсомольцы на целине и на БАМе, а ради богатств, которые сулила собственная земля. Однако они не разбогатели.
Первые урожаи сахарного тростника и какао радовали земледельцев. Второй урожай был заметно хуже. На третий год урожай закончился. Нужны были удобрения. Очень много удобрений. Отвоеванная у сельвы земля оказалась малоплодной. Крестьянское упорство заставляло переселенцев рубить новые участки леса, разводить коров, но все напрасно. Несмотря на щедрую помощь от государства, они остались бедными. В конце прошлого века экологи обнаружили миллионы гектаров уничтоженного леса и пришли в ужас. На Бразилию стали давить другие государства и неправительственные организации: заканчивайте с вырубками, ведь амазонская сельва – это легкие нашей планеты. Бразилия запретила переселенцам вырубать новые участки под угрозой сокращения дотаций, а мечтавшие о богатствах переселенцы превратились из просто бедных в нищих.
В чем ошибся Кубечек? Он полагал, что самое большое биологическое разнообразие амазонской сельвы поддерживают плодородные почвы. На самом же деле, почвы в Амазонии представляют собой очень тонкий слой красной кислой земли. Дожди и наводнения вымывают из нее полезные вещества, миллионы тонн гумуса смываются речной сетью в океан. Биологическое разнообразие сельвы поддерживает только то, что в жарком влажном климате останки растений и животных быстро перегнивают и тут же становятся кормом для других растений и животных. Немалую роль играют деревья, уходящие кронами высоко в небо, а корнями – глубоко в землю. Они, словно живые насосы, вытаскивают на поверхность необходимые для жизни минералы и благодаря процессу фотосинтеза перерабатывают их. Переселенцы с юга столкнулись с тем, что лишенные лесов почвы стали бесплодными. На них не росли не только какао, но даже обычная трава. Внесенные в землю удобрения были вымыты первыми же дождями.
Когда ошибка Кубечека стала ясна, кое-кто из ученых даже упрекнул политиков в том, что те мало интересуются опытом местных индейцев. Ведь те на протяжении тысячелетий приспосабливались к жизни в трудных условиях Амазонии, занимались исключительно охотой и собирательством, жили маленькими общинами, так и не создали никакой цивилизации. Если это не смогли сделать опытные туземцы, то почему политики решили, что это под силу приезжим поденщикам?
Книги по географии и археологии всячески оправдывали отсутствие в сельве древних исторических культур особыми условиями местной природы. Историки и журналисты сочувственно рассказывали о многочисленных европейских авантюристах прошлого, искавших в джунглях Амазонии затерянные золотые города и страну Эльдорадо. Для существования городов было нужно сельское хозяйство. Только оно может прокормить городские центры с высокой плотностью населения. Увы, охотникам и собирателям это не под силу! Если бы авантюристы знали о бедных почвах, то ни за что бы не стали пробираться глубоко в джунгли, воевать с индейцами, болеть и умирать.
Вот только в этих рассказах о наивных авантюристах не все было правдой. Во-первых, испанские конкистадоры во главе Франсиско де Орельяно, совершившие в 1541 – 1542 годах первое путешествие от Перу до Атлантического океана, описывали Амазонию как сравнительно населенную область. Маленькому отряду испанцев противостояли армии в несколько тысяч человек. Но историки не верили Орельяно! Во-вторых, амазонские племена не такие уж и примитивные. До контактов с европейцами они научились делать удивительно прекрасную керамику и имели зачатки письменности. В некоторых племенах антропологи наблюдали наследственный институт вождей и высокородных воинов, более свойственный для представителей земледельческих культур. В мифах индейцев говорилось о том, что когда-то они были более многочисленны. Но историки видели в этом только черты индейской самобытности.

Черная земля индейцев
В восьмидесятые годы прошлого века американская археолог Анна Рузвельт начала раскопки на острове Маражо в устье Амазонки древнего индейского поселения с хорошо сохранившейся керамикой. Она обнаружила, что его обитатели умели строить незатопляемые водой террасы, на которых успешно выращивали кукурузу. Шестьсот лет назад, сообщала археолог, остров Маражо был плотно населен. Удивительно, но ее публикации не вызвали сенсацию. В учебниках по археологии продолжали писать об отсутствии в Амазонии следов древних земледельческих культур. Удар по этой точке зрения, перевернувший прежние представления о древних индейцах, нанесли не археологи, а геологи.
В 1870 году в одном из научных журналов была опубликована статья, в которой упоминались необычные черные земли или по-португальски терра прета (terra preta). В отличие от традиционных красных земель, терра прета очень плодородна. Но она встречается в Амазонии не повсеместно. В сельве Бразилии, Перу, Эквадора, Колумбии и Французской Гвианы обнаружены лишь островки со средней площадью в 20 гектаров. Впрочем, есть и солидные острова по 360 гектаров. До сих пор неизвестна общая площадь этих земель. Некоторые полагают, что терра прета занимает не меньше шестидесяти тысяч квадратных километров, что сопоставимо с территориями Литвы или Латвии.
Историки не интересовались терра прета, а геологи считали ее любопытной аномалией. Заговорили о ней лишь в годы переселенческой компании Кубечека. Пропагандисты серьезно преувеличивали размер черных земель, что сыграло дурную шутку с переселенцами. У геологов потребовали объяснений, и они стали выдвигать гипотезы. Вначале предположили, что участки терра прета – это места оседания облаков вулканического пепла древних андских вулканов. Затем, что это следы древних озер, тысячелетиями накапливавших ил. В 1980 году была опубликована первая статья, где утверждалось, что терра прета имеет искусственное происхождение, то есть создана человеком. На это указывали найденные в ее толще керамические изделия, кости людей и животных, а также кусочки древесного угля.
По мере изучения число публикаций росло. Выяснилось, что терра прета отличается от неокультуренных земель высоким содержанием органики и углерода. В некоторых образцах количество углерода доходило до четверти или даже трети от общей массы. Основным углеродосодержащим материалом является обычный древесный уголь, часто раскрошенный до состояния порошка. Именно он придает терра прета неповторимый черный цвет. Кроме того, терра прета содержит много азота, фосфора, калия, цинка и кальция.

Эффект угля
Ученым удалось примерно воссоздать происхождение черных земель. Их «изготовителями» были племена, занимавшиеся ручным земледелием. Началом создания терра прета стал период между 450 и 950 годами нашей эры. Индейцы сбрасывали на поля растительные и животные остатки, бытовой мусор, собственные фекалии и уголь. Его получали при сожжении древесины в ямах. Именно уголь является основой необычного плодородия. Сам по себе, он не может претендовать на звание удобрения. Скорее, это стабилизатор почвы, который отлично сохраняется даже в жарком влажном климате на протяжении тысячелетий.
Частички угля пористые, а потому задерживают минеральные вещества, обычно вымываемые дождями. Уголь делает землю рыхлой, пригодной для развития полезных микроорганизмов. Уголь частично раскисляет почву. Наконец, он создает баланс, необходимый для образования из азотосодержащих растительных и животных остатков компоста. Как известно, хороший компост созревает там, где соблюдается правильное сочетание углеродных и азотных компонентов. Древняя индейская технология создания терра прета очень отличается от современного амазонского земледелия, где участки леса сжигаются до состояния золы. Древесная зола – хорошо известное удобрение, содержащее калий, фосфор и кальций. Но она легко вымывается водой и не выполняет роли стабилизатора.
Открытие столь важной роли обычного древесного угля в превращении неплодородных кислых почв в плодородные заинтересовало как традиционных аграриев, так и сторонников органического земледелия. Последние, как известно, не приемлют использования современных минеральных удобрений. Кажется, результатами испытаний остались довольными и те, и другие. В Южной Америке уже появились коммерческие проекты создания терра прета с нуля. Экологи говорят, что закапывание древесного угля в землю положительно скажется на климате. Ведь гниение древесины сопровождается выбросами углекислого газа в атмосферу, а углерод в форме древесного угля будет надежно законсервирован в почве на тысячелетия.
Наконец, искусственное происхождение терра прета вдохновило археологов. Наличие черных земель указывает на места, где надо проводить археологические раскопки. В частности, этим руководствовался американский археолог Майкл Хекенбергер, открывший на юге Амазонии земледельческую культуру с занятным названием Кухикугу. Ее создателями были предки индейцев куикуро, ныне живущих по соседству. Куикуро – отличные охотники и рыболовы. Ранее считалось, что земледелие возникло у них под влиянием европейцев, причем в наши дни оно играет в их жизни второстепенную хозяйственную роль. Хекенбергер выяснил, что предки нынешних охотников выращивали растения уже полторы тысячи лет назад. Они также умели строить для полей длинные террасы, рыли пруды и каналы для разведения рыбы, возводили для их защиты дамбы и военные укрепления. На территории примерно равной 20 тысячам квадратных километров проживало около 50 тысяч человек. Поселения предков куикуро были достаточно большими, чтобы претендовать на роль маленьких городов. Ну, а раз есть города, значит можно говорить о существовании древней индейской цивилизации.
В других случаях археологические изыскания не были столь успешными. Это объясняется тем, что селения древних индейцев возводились из дерева, которое в условиях влажного климата быстро гниет. Но даже неудачные раскопки позволили выявить интересный элемент, указывающий на наличие развитых культур – геоглифы, которые можно интерпретировать как зачатки письменности.

Расцвет и падение амазонских земледельцев
Как развивалась и почему исчезли цивилизации древних земледельцев Амазонии? Первые люди появились в Южной Америке более десяти тысяч лет назад. В 3 тысячелетии до нашей эры они умели обрабатывать почву и выращивать растения. Возможно, индейцы, переселявшиеся в Амазонию, уже имели навыки земледелия. Но, скорее всего, процесс их перехода к производящему хозяйству был более сложным.
До недавнего времени было принято считать, что амазонская сельва – очень древний экорегион, который возник задолго до переселения человека в Южную Америку. Современные исследования показывают ошибочность данной точки зрения. Ученые говорят, что сельва появилась всего 2 – 1,5 тысячи лет назад в результате изменений климата. Ей предшествовали бесконечные травянистые саванны и редкие леса вдоль речных пойм. Так что первопоселенцы увидели Амазонию несколько иной, чем современники. Тогда она была раем для охотников за копытными животными.
Изменения климата и наступление тропических лесов заставили древних индейцев трансформировать свой образ жизни, переходить от охоты к земледелию. Открытие технологии создания терра прета стало для них спасением. С одной стороны, это был акт отчаяния. С другой, он позволил строить большие поселения и иметь высокую плотность населения на относительно небольших островках терра прета. Что-то подобное 10 тысяч лет назад происходило в Плодородном полумесяце – первом известном нам центре возникновения земледелия и животноводства.
Похоже, что расцвет Маражоары и Кухикугу пришелся на XV столетие, а затем произошел коллапс. Индейцы забросили свои поля и поселения и вновь перешли к бродячему охотничьему образу жизни. Косвенная вина за это ложится на европейцев. Нет, не потому, что они массово уничтожали индейцев. Конкистадоры Франсиско де Орельяно были необычно мирно настроены по отношению к туземцам. Им чаще приходилось защищаться, чем нападать. Но европейцы могли ввезти болезни, дотоле неизвестные в Новом Свете, от которых у индейцев не было иммунитета. Можно представить, как страшная эпидемия прошлась по их поселениям, убивая девять из десяти заболевших. Выжившие погибали от голода и более привычных местных недугов.
Для поддержания полей и грандиозных террасированных построек были нужны значительные трудовые резервы, а их не стало! Индейцам оказалось проще вновь перейти к охоте и собирательству. В некотором смысле это был правильный ход. Изолированные группы охотников реже контактировали между собой, а, значит, реже заражали друг друга опасными заболеваниями. Бродячий образ жизни защищал индейцев от колонизаторов. На месте прежних больших деревень теперь росли леса. Исчезновение земледельцев и добытчиков древесного угля пошло сельве на пользу. Спустя сто лет после Франсиско де Орельяно португалец Педро де Тейшейра нашел в Амазонии лишь бесконечные заболоченные пространства и редких враждебно настроенных аборигенов.
Участь амазонских индейцев и бразильских переселенцев может показаться ужасной. Но меня радует то, что наследие древней амазонской цивилизации не пропало. Технология терра прета интересна для современных земледельцев, а археологов ждет множество новых открытий, которые перепишут привычное историческое повествование.

Автор текста: Дмитрий Самохвалов
Картинка позаимствована у фонда wikimedia
При написании текста были использованы книги:
Heckenberger, M. The Ecology of Power: Culture, Place, and Personhood in the Southern Amazon, A.D. 1000-2000. — London, NY: Routledge, 2005
Roosevelt, A. Moundbuilders of the Amazon: Geophysical Archaeology on Marajo Island, Brazil. — Cambridge (Massachusetts): Academic Press, 1991
а также статьи с сайтов: https://www.mdpi.com, https://www.ncbi.nlm.nih.gov, https://www.scientificamerican.com

Читайте дальше:

Каково было население доколумбовой Америки?
Если верить генетикам, то в XVI веке индейцы пережили так называемое бутылочное горлышко – критическое уменьшение их численности. Полного вымирания не произошло, но мир Америки навсегда изменился. Чтобы оценить потери, давайте разберемся, сколько народу жило в Америке до Колумба… Читать дальше

Понравился материал? Поделитесь им в социальных сетях
Если у вас есть, что добавить по теме, не стесняйтесь комментировать

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.