«

»

Распечатать Запись

Город ночного ветра

Гора Арарат. Вид из Еревана
Вечером, когда солнце опускается низко над городом, и стены домов из темно-серого туфа окрашиваются в розовые тона, на волю вырывается ветер. Он дует откуда-то с севера. Ветер несет прохладу, разгоняя дневной зной. Ветер поднимает клубы пыли, так что иногда становится трудно дышать. Ветер шелестит ветвями деревьев. Ветер врывается в распахнутые форточки и сметает на пол все, что заблаговременно не было убрано или прикреплено. Ветер дует всю ночь. Но как только солнце вновь появляется над горизонтом, он стихает. Словно появляется из ниоткуда и исчезает в никуда, чтобы на следующий вечер родиться вновь. Ночной ветер есть везде и всегда, в этой маленькой высокогорной стране Армении.

Читать все Армянские истории:
Город ночного ветра
Когда Бог творил землю…
В долине священной горы


Самолет из Минска в Ереван прилетает ночью, и ветер – это первое, с чем сразу же сталкиваешься при выходе из аэропорта. Второе – шумная толпа таксистов. Ночью маршрутки не ходят, так что единственная возможность добраться до города – воспользоваться их услугами. Пятьдесят долларов до центра? Цифра явно взята с потолка, поэтому мы долго и со вкусом торгуемся. Похоже, таксистам это даже нравится. В конце концов, один из них соглашается на предложенную мною цену и везет всего за десять долларов. Дорога от аэропорта в Ереван застроена многочисленными казино. Ярко горят огни рекламы, обещая несметные богатства тому, кто готов рисковать. Шофер по имени Камо говорит, что заядлых игроков в Армении много.
Искать ночью гостиницу не самое благодарное занятие. Поэтому таксист везет меня… к себе домой. Там, в маленькой квартире, почти на окраине города он угощает меня крепким армянским кофе и красочно живописует, как здорово мы будем ездить целую неделю по Армении и Нагорному Карабаху всего за сто пятьдесят долларов в день. Цена включает бензин, питание и ночлег. Чтобы я не сомневался, Камо демонстрирует письма от путешественников из России, Франции, Италии и Словении. Они воспользовались его услугами и остались довольны. Камо кажется, что меня раздирают сомнения. Что ж, он готов работать и за сто долларов, хотя это будет накладно. Я только улыбаюсь. Мне очень нравится этот человек-туроператор. Но даже сто долларов в день слишком много. К тому же я ужасно хочу спать. Камо приносит одеяло и подушку… Через несколько часов, когда за окном начинается утро, он отвозит меня в центр, помогает обменять по выгодному курсу деньги и берет еще пять долларов. Разумная плата за кофе, короткий ночлег и услуги.
Я бреду по утреннему Еревану. Прохожих пока немного. Можно осмотреться. Город проектировался преимущественно в послевоенное время, но очень отличается от Минска. Монументальные советские здания построены из красного и серого туфа в традиционном стиле. Улицы не столь широкие. Зато здесь много зелени. Прямо из асфальта тянутся кусты акаций и фиговые деревья. Протянул руку и сорвал с ветки фигу! У наших художников-карикатуристов есть привычка изображать фиговые листья круглыми. На самом деле они больше похожи на кленовые.

Центр Еревана

На улице

Собственно центр Еревана – это площадь Республики и проспект Маштоца (раньше они оба носили имя Ленина). Здесь довольно чисто, много офисных зданий, дорогих бутиков и ресторанов. Часть офисов занимают туристические компании, предлагающие самые разнообразные маршруты по стране, пляжный отдых на Кипре, в Грузии и Турции, а также билеты на авиарейсы в три или четыре десятка городов нашей планеты, в том числе и в Минск.
Один из офисов был открыт. Я зашел, чтобы познакомиться с ценами. Но они меня совсем не обрадовали. Двухдневный автобусный тур по окрестностям Еревана должен был обойтись около ста долларов. Отдых в горах Цахкадзора – от сорока в день. Для сравнения – грузинский горный курорт Кобулети стоил почти в два раза дешевле. Менеджер, симпатичная девушка в ярком красном деловом костюме, решила не упускать иностранца и предложила организовать поездку в Карабах. Для начала следовало подать заявку на получение карабахской визы, потом ждать несколько дней. В общем, от Карабаха пришлось отказаться.
Я продолжил прогулку по проспекту Маштоца. Прошел в один конец, пока не уперся в прямоугольное серое здание, оказавшееся Матенадараном – знаменитым хранилищем древнеармянских рукописей. По случаю понедельника Матенадаран был закрыт. Пришлось отложить его посещение на следующий день. В другом конце проспекта меня ожидали Центральный рынок, расположенная прямо напротив него единственная в Армении Голубая мечеть и петляющая в низине узкая лента реки Раздан. На другом берегу возвышался холм, застроенный многочисленными частными домами. А еще отсюда открывался захватывающий вид на гору Арарат с ее двумя вершинами. Арарат, как известно, находится на территории Турции, но армяне считают его своим.

Матенадаран

Немного в стороне от проспекта расположены тенистыее скверы, давно превращенные в площадки для летних кафе, где ароматы кофе смешиваются с запахом жареного шашлыка. Многочисленные фонтаны включают лишь на короткое время в выходные. Рядом с фонтанами никто не сидит и уж тем более не купается. Зато почти на каждом шагу можно увидеть пожилых дяденек и тетенек, поливающих улицу из длинных шлангов. Кое-где сохранились фонтанчики с водой, предназначенной для питья.
В Ереване много памятников. Есть вполне современные. Например, скульптура жирного кота. Рядом с ней фотографируются туристы и жители города. Но самые знаменитые, Цицернакаберд и Каскад, были построены в советскую эпоху. Цицернакаберд – мемориал жертвам турецкого геноцида 1915 года. Он включает в себя собственно памятник, музей и парк. В музее выставлены многочисленные экспонаты, в том числе и фотографии, – доказательства произошедшего злодеяния. Разрушенные города и селения, миллионы погибших и беженцев. Турция до сих пор не признает факта преследования армян и других христиан на своих восточных границах, и отношения между странами-соседями до сих пор напряженные. Но Цицернакаберд – не только памятник жертвам. Это еще и символ единения Армении с ее многомиллионной диаспорой.
Каскад был построен в честь сорокалетия установления советской власти. Каскад представляет собой огромную лестницу, поднимающуюся на вершину холма, на котором высится сорокаметровая стела. Те, кто не желает подниматься по лестнице самостоятельно, могут воспользоваться эскалатором. Каскад делится на несколько уровней. На каждом разбит сад. Я поднялся на вершину Каскада потому, что путеводители обещали «захватывающий вид» на Ереван. Но ничего захватывающего я не увидел. Залатанные крыши домов и телебашня где-то вдали.

Голубая мечеть

Цицернакаберд

Котик

Каскад

Из других памятников советской эпохи можно выделить монумент герою революции Александру Мясникяну (Мясникову). Да-да, тому самому, чье имя носит одна из улиц Минска. Советскую власть он устанавливал у нас, а памятник поставили на родине – в Армении.
Экзотику Еревана начинаешь понимать только, когда удаляешься от городского центра. Несколько десятков метров в сторону, и все совершенно преображается. Улицы превращаются в длинные однообразные базары с разношерстными толпами продавцов и покупателей, а также кучами мусора на мостовых. Светофоры работают исправно, но водители и пешеходы не обращают на них никакого внимания. Большинство автомобилей – старые «Жигули» и «Волги». Иногда попадаются почти антикварные экземпляры.
Любопытство заставило меня заглянуть во дворы. Открытые подъезды, распахнутые окна, дедушки, играющие в нарды, многокилометровые переплетения из проводов, бельевых веревок и виноградной лозы над головой – все это придает окружающей реальности неповторимый восточный колорит. К этому следует добавить огромное множество магазинчиков, где продается одно и тоже. Цены, если и отличаются от наших, то только стремлением вверх. Даже абрикосы стоят дороже, чем в Минске. Дешевле – только персики, арбузы и помидоры. Очень много товаров из России и Украины. Из белорусских – борисовские спички и брестское сухое молоко. На улице Комитаса есть небольшой магазин нижнего женского белья «Мiлавiца». Продавец, удивленная появлением в нем мужчины, скромно отрекомендовала свое заведение как бутик, не больше и не меньше.
После провозглашения независимости многие улицы были переименованы, но жители Еревана продолжают называть их по-старому, и это здорово мешает ориентироваться. Я долго искал подходящую недорогую гостиницу, что оказалось нелегким делом. Гостиниц, больших и маленьких, в Ереване много. Причем, в маленьких гостиницах постояльцев почти нет. Однако их владельцы не склонны торговаться. В конце концов, один из них согласился на двадцать долларов. На следующий день я переехал в частную квартиру, где занял одну комнату из трех.

Дворик

Улицы превращены в рынок

С организацией самостоятельных путешествий оказалось еще проще. Из Еревана легко добраться до любого места, воспользовавшись автобусом или маршрутным такси. Остановки расположены в разных частях города, так что без подсказки не найти. В первую очередь я посетил город Вахаршапат. Здесь расположен Эчмиадзин – резиденция каталикоса Армянской апостольской церкви. Армения – самая древняя христианская страна. Армянскую церковь иногда называют православной, но это не совсем верно. И по традициям, и по вероучению, она отличается от православных. Армянские христиане, в частности, практикуют животные жертвоприношения. Ничего подобного среди православных и католиков я не встречал. Эчмиадзин утопает в зелени тополей. Здесь много туристов, но атмосфера очень спокойная и умиротворяющая. Монахи с готовностью отвечают на любые вопросы и при желании могут организовать бесплатную экскурсию. В главном соборе Сурб Эчмиадзин хранится наконечник копья, которым по преданию был проткнут Иисус Христос.

Эчмиадзин

В Эчмиадзине

Недалеко от Вахаршапата находятся развалины другого собора – Звартноца. Он был построен в раннем средневековье в весьма необычном для Армении стиле. Подобно античным языческим храмам, здание собора установили на три широких многогранника и украсили колоннами. Рядом возвели дворец.
Спустя триста лет и собор, и дворец рухнули во время страшного землетрясения. Останки были занесены землей. Но в двадцатом веке благодаря стараниям историков Звартноц был найден. Развалины привели в достойный вид. Что возможно восстановили. Теперь он служит символом всей Армении.
На мой непритязательный взгляд, Звартноц вполне достоин звания одного из чудес света.
Я долго бродил среди развалин величественного сооружения и, несмотря на жару, не чувствовал усталости.
Ко мне подошел старик, продававший на входе самодельные открытки, и очень обрадовался, узнав, что я из Минска. В молодости он не раз бывал у нас.
«Красивый город, — сказал старик. – Все понравилось. Только женщины выглядят как-то странно. Лица у них словно ржавые».
«Ржавые? Это как?» — удивился я.
«Покрыты маленькими рыжими пятнышками».
Я улыбнулся. Мне, в отличие от старика, конопатые девушки очень даже нравятся.


К северо-западу от Еревана расположены сразу два уникальных памятника, вошедших в список всемирного наследия – Гарни и Гегард. Попасть туда немного труднее, чем в Эчмиадзин и Звартноц из-за отсутствия постоянного транспортного сообщения.
Я решил проблему предельно просто, наняв такси. Шофер, веселый парень по имени Сергей, согласился отключать счетчик во время стоянок.
Гарни и Гегард находятся, пожалуй, в самом живописном месте Армении. Дорога петляет среди зеленых гор, покрытых хвойными лесами. Здесь проходит северная граница заповедника Хосровский лес. По преданию, когда-то эти горы были пустынными, но персидский царь Хосров приказал посадить деревья. Сосны и ели прижились. В заповеднике сохранился богатый животный мир Закавказья.
По пути нам попалась деревня с разрушенными домами. Землетрясение? Сергей пояснил, что почва в этой местности постепенно сползает вниз. Рушатся постройки, падают фруктовые деревья, но никто не хочет переселяться в другие места. Да и куда переселяться? Свободной земли в Армении нет.

Храм Митры в Гарни

Гарни – небольшой поселок, славящийся своими пасеками и богатыми урожаями грецких орехов. Около любого дома вам продадут баночку целебного горного меда или бутылку тутового самогона, настоянного на ореховой скорлупе. Сомневающимся дают попробовать. Но путешественники едут в Гарни не за медом и не за самогоном.
Две тысячи лет назад в Гарни находилась резиденция армянских царей. На плоской скале на краю ущелья ими были возведены дворец, греческие бани и храм бога Митры.
Вообще-то Митра не армянский бог. Его культ пришел из Восточной Азии и получил большую популярность в соседней Римской империи. Зависимая от Рима Армения не могла остаться в стороне.
Храм был построен по всем канонам античного искусства и, очевидно, господствовал над всеми остальными зданиями. Здесь не только совершали религиозные церемонии, но также хранили царские сокровища.
После принятия христианства остальные языческие храмы были разрушены. Оскопленных жрецов Митры изгнали из резиденции, но сам храм сохранили. Он еще долгое время служил летним дворцом, пока в семнадцатом веке не был сокрушен землетрясением. В шестидесятые годы его восстановили. Дворец и бани все еще лежат в руинах.
Чтобы пройти к ним, надо купить билет. Со скалы открывается чудесный вид на поселок и ущелье, лежащее у самого подножья. Внизу течет река. Она, как и поселок, называется Гарни. Около воды видно множество серых пятен. Это пастух пригнал коров на водопой.

Дорога бежала все выше и выше в горы. В какой-то момент я даже почувствовал легкую эйфорию и покалывание в ушах. За очередным поворотом показались стены и купол величественного собора. Это был монастырь Гегард. Его возвели в раннем средневековье, но до нас дошли строения двенадцатого-тринадцатого веков. Само название этого места означает «копье». По преданию, в нем хранилось то самое копье, которое я видел в Эчмиадзине.
Гегард состоит из нескольких церквей. Главный храм Катогике построен в крестово-купольном стиле, заимствованном в Византии. Но, как и для остальных армянских средневековых соборов, для него характерны простота и выразительность.
В притворе я обнаружил колонны, соединенные арками. Очень похоже на западноевропейскую готику. Может быть, строители Гегарда видели католические храмы, построенные в Сирии и Палестине крестоносцами, и заимствовали отдельные элементы? А, может быть, это что-то свое?
На одной из стен изображен герб княжеской династии, построившей Катогике. Не то лошадь, не то потерявший рога олень наступает копытами на буренку. Странный герб. Я сказал об этом Сергею.
«Это не лошадь! – возмутился таксист. – Это лев, набрасывающийся на корову».
Я долго смотрел на безрогого оленя, но так и не признал в нем льва.
В одном из залов на стене, покрытой каплями воды, видны очертания креста. Верующие прикрепляют к нему монетки. У меня монеток не оказалось, и я попытался прикрепить к кресту купюру. Не получилось!
Часть келий монастыря вырезана прямо в скале. Рядом разбита пасека. Жужжат пчелы. Чуть дальше слышен шум водопада. Магия Гегарда не передаваема!


На обратном пути заехали в Эребуни. Собственно с этого места и началась история Еревана и в каком-то смысле всей Армении. На холме Арин-Берд на юго-восточной окраине города археологи раскопали древнюю крепость урартов. «Я Аргишти, сын Менуа, построил эту мощную крепость во имя величия бога Халди и нарек ее Эребуни», — гласила одна из клинописных надписей. Надпись датирована 782 годом до нашей эры. Ереван был основан тогда же, когда и Рим.
В музее, построенном у подножия Арин-Берда можно увидеть многочисленные артефакты ушедшей эпохи. Сохранились даже изображения первых жителей.
Сам Эребуни находится чуть выше. Остатки древних стен и строений все еще впечатляют. Нет, не величием. Величие ушло в прошлое. Сохранилось лишь ощущение времени. На одной из стен хорошо видны изображения урартских львов. Рядом на русском и армянском языках выцарапаны неприличные надписи. Таким нехитрым способом современный человек приобщается к прошлому.

Аргишти

Стены Еребуни

Урартский лев

На южной окраине Еревана на холме Кармин-Блур существовала другая крепость урартов. Она была основана на сто лет позже Эребуни и называлась Тейшебаини. От нее осталось совсем немного, но я не мог туда не прийти. Там никого не было. Лишь птицы кружили над камнями. Внизу хорошо было видно Ереванское водохранилище и здание американского посольства, построенное на берегу. Прямо напротив – кладбище и церковь.

Кармин-Блур

Солнце клонилось к западу. В небе кружили птицы. С севера подул пронзительный ветер. Ветер… Я стоял на вершине Кармин-Блура, смотрел на вечерний Ереван и думал о том, что для меня Ереван останется городом ночного ветра. Ветром, который повторяется вновь и вновь. Так было во времена урартов, так есть и в наше время.

Дмитрий Самохвалов

Читать дальше:
Когда Бог творил землю

«Сколько ты здесь живешь?» — спрашивают у меня. «Где?» «В Армении». «Четыре дня». «Тогда извини»… Читать все

Постоянная ссылка на это сообщение: http://dzsarea.com/%d0%b3%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b4-%d0%b2%d0%b5%d1%82%d1%80%d0%b0/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>