Arbeit macht frei, или Труд убивает

Статуя героя-пролетария в Берлине. Картинка от wikimedia

Чтобы наша страна процветала, чтобы каждый добился успеха, мы должны много работать, а не болтать или отдыхать. Всеобщее изобилие и счастье достигаются большими трудами. Мы плохо живем, потому что являемся лентяями. В прошлом люди много работали, а теперь ничего не делают. Примерно такие рассуждения можно услышать от сторонников распространенного мифа «много работаешь – хорошо живешь». Но давайте разберемся по порядку, правда это или ложь. Имеет ли этот миф положительную сторону или несет в себе угрозу для общества?
В богатых странах больше работают, а в бедных больше отдыхают?
Именно так должна складываться ситуация в мире, если сторонники мифа правы. Но реальность выглядит несколько иначе. В наше время в большинстве стран мира существует рабочее законодательство, гарантирующее средний минимальный отдых в виде отпуска и праздничных дней. Либо отпуск и рабочие дни регулируются на общегосударственном уровне традицией.

В среднем ситуация в мире выглядит так:

Страна Место по уровню жизни (ИРЧП по данным ООН) Количество дней среднего минимального отпуска Количество дней нерабочих праздников
Норвегия 1 35 10
США 5 10 11
Германия 6 20 14
Гонконг 15 7 16
Япония 17 10 15
Израиль 19 10 25
Беларусь 53 24 9
Россия 57 28 12
Бразилия 79 30 11
Китай 91 11 15
Индия 135 12 18

Как видим, в богатых странах работают не больше, а скорее – меньше. Единственное исключение США, где гарантированного оплаченного отпуска на федеральном уровне нет, но средний минимальный отпуск составляет в среднем 10 дней, вместе с праздниками набирается 21 день. В Индии, которую почему-то считают бедной из-за любви к праздникам, гарантированно отдыхают всего 30 дней – на 3 дня меньше, чем в Беларуси, на 11 дней меньше, чем в Бразилии, и на 15 дней меньше, чем в самой богатой стране мира Норвегии. Беларусь со своими 33 днями гарантированного оплаченного отдыха ходит в середнячках, как, впрочем, и по уровню жизни. Страна, где отдыхают меньше всего, – это тихоокеанское островное государство Федеративные Штаты Микронезии. Всего 6 дней праздников, и никакого оплачиваемого отпуска. При этом микронезийцы вовсе не избалованы изобилием, так как по уровню жизни находятся на 124 месте в мире. Вы можете возразить, что время работы ограничивается не столько рабочими днями, сколько часами рабочей недели. В Норвегии средняя рабочая неделя длится 38,6 часов, в странах ЕС – 40,2 часов, в Беларуси – 40 часов, в Индии – 66 часов (6 дней в неделю по 11 часов).
Если вам приходилось работать на немецкого фермера, в американском офисе или на заводе, то думаю, вы сможете подтвердить то, что в течение рабочего дня там любят отвлекаться и бить баклуши ничуть не меньше, чем в Беларуси.
Почему же в богатых странах живут богаче, если работают зачастую меньше? Ответ прост. Дело не в количестве часов, затраченных на работу, а в производительности труда. Если семья фермеров из Голландии в денежном выражении производит в год больше, чем иной белорусский колхоз, причем их продукция получается дешевле белорусской, то голландские фермеры зарабатывают и могут потратить намного больше белорусских крестьян. Призывы больше работать в своей основе неграмотны и призваны обмануть обывателя. Лучше работать мало, но производить при этом много.

Рабы на плантациях острова Антигуа, 1823 год. Картинка фонда wikimedia

В прошлом работали значительно меньше, чем сегодня
А как дела обстояли в прошлом по сравнению с сегодняшним днем? Все мы помним о тяжелой судьбе древних охотников, вынужденных неделями безуспешно выслеживать мамонта, забитых трудовыми днями крепостных крестьянах и рабах на плантациях. Но и это всего лишь миф. В прошлом работали значительно меньше, чем сегодня.
Американский антрополог Маршалл Салинз из университета Чикаго попытался посчитать, сколько работают для обеспечения самих себя современные охотники и собиратели из Австралии и Африки. Как известно, в наше время мамонты, способные месяц кормить целое племя, не обитают, слонов и носорогов убивать нельзя, поэтому охотникам-аборигенам приходится довольствоваться мелкой живностью. Подсчеты Салинза показали, что в обществе охотников и собирателей для нормального обеспечения прожиточного минимума работают в среднем 15 – 20 часов в неделю. Причем, работают (охотятся и собирают) не все, а лишь 75 процентов трудоспособных. Неудачная охота иногда вынуждает мужчин-добытчиков прерывать свое занятие на несколько недель пока, по их мнению, длится полоса невезения. Африканские охотники хадза больше увлечены азартными играми, чем добычей. Можно предположить, что у древних палеолитических и мезолитических охотников свободного времени было еще больше.
Кстати, археологи и антропологи, изучающие период возникновения земледелия – первой в истории человечества формы производительного хозяйства – полагают, что охотники и собиратели жили намного сытнее земледельцев. Археолог Марк Коэн еще в конце семидесятых годов прошлого века выдвинул гипотезу, что земледелие родилось от отчаяния. Крестьяне чаще болели и быстрее умирали, чем их предки-охотники. Первые окультуренные растения не позволяли получать обильные урожаи, поэтому древних земледельцев постоянно преследовал голод, в то время как охотники голодали редко. Как полагают, земледелие и скотоводство впервые возникли на Ближнем Востоке в результате роста плотности населения и похолодания климата, вызванного пока неясными причинами. В результате похолодания потоки теплого влажного воздуха перестали поступать на континент в прежнем количестве. Богатые дичью и съедобными травами саванны превратились в полупустыни. Между тем, возросшее население надо было чем-то кормить. Пришлось самим сеять травы, заниматься прополкой и уборкой урожаев, перегонять стада и строить военные укрепления, чтобы собранный урожай и запасы полученного с таким трудом мяса сохранить от соседей.
Впрочем, древние и средневековые крестьяне все равно работали намного меньше нынешних людей. Например, в доиндустриальном обществе Европы рабочий день длился от рассвета до заката, но прерывалась на завтрак, обед, ужин и обязательный дневной сон. Оксфордский профессор Джеймс Роджерс считает, что рабочий день в средневековье длился не более 8 часов, при этом количество нерабочих дней (Рождество, Пасха, воскресенья, дни святых, свадьбы, похороны и так далее) растягивалось чуть ли не на полгода. В XV веке европейские крестьяне работали в среднем 120 дней в году. Больше остальных приходилось работать средневековым рудокопам и шахтерам — 180 дней в году. Уже в древности традиции предписывали временные ограничения на число рабочих дней. Так, древнееврейский календарь гарантировал 1 день отдыха в неделю, а древнекитайский конфуцианский – 2 дня в неделю. В XVIII веке законодательство Франции предписывало 90 дней отдыха, а в Испании и России праздничные нерабочие дни длились пять месяцев в году.
А как же рабы? Ведь есть же пословица «работать как негр на плантациях», означающая тяжелый изнурительный труд! Но действительно ли рабыня Изаура так уж была изнурена работой? Пик развития рабовладельческого хозяйства пришелся на XVIII – первую половину XIX веков и был связан с появлением коммерчески прибыльных плантационных хозяйств, которым требовалась очень дешевая рабочая сила для обеспечения Европы хлопком, сахаром, табаком и другими продуктами. До этого периода рабство обычно носило патриархальный характер, и в древнем мире рабов было сравнительно немного. Рабы на плантациях делились на несколько категорий. Самую большую по численности составляли те, кто работал на земле – сажал семена, пропалывал, собирал урожай. Их труд имел сезонный характер, так как сбор хлопка или сахарного тростника происходил 1 – 2 раза в году. Во время страды работали от заката до рассвета – примерно по 18 часов, но с обязательными перерывами на еду и полуденный отдых. На больших плантациях надсмотрщики заранее определяли дневной фронт работ, и наиболее прилежно выполнявшие свои обязанности рабы имели возможность закончить рабочий день пораньше. На маленьких плантациях никаких надсмотрщиков не было. Рабы и их хозяева трудились вместе. Понятно, что пока хозяин был в поле, рабы тоже не могли уйти на отдых. Как считает большинство историков, жизнь рабов на маленьких плантациях была гораздо хуже, чем у рабов на больших. Что касается бразильской рабыни Изауры, то она в поле не работала, а входила в категорию домашней прислуги. Такие рабы в среднем трудились 7 часов в день.
Законы предписывали рабовладельцам обеспечивать невольников калорийной пищей, включавшей мясо или сало, а также кукурузный хлеб и бобы. Негры на плантациях не должны были голодать. Старые и изувеченные рабы, как правило, освобождались от обязательной работы, но получали еду и одежду наравне с другими. Многие рабовладельцы практиковали выплату небольших денежных гонораров, передавали в пользование семьям невольников участки для ведения собственного хозяйства. Деньги старались отложить, чтобы потом иметь возможность выкупиться из неволи.
Когда же человечество перешло к длинным рабочим неделям и регламентированным рабочим часам с/до? Первой ласточкой была идеология протестантизма, возникшая в Европе в XVI веке. Она благословляла тяжелый изнурительный труд, не обязательно производительный. Но настоящие изменения произошли в XIX веке с ростом крупного промышленного производства. Именно владельцы промышленных предприятий реорганизовали наемный труд в пожизненную каторгу по расписанию. За ними последовали владельцы государственных и частных офисов. Капитализм и социализм превратили свободных людей в рабов, причем куда более рабских рабов, чем негры на плантациях.

Смерть в законе
Невероятно, но факт! Большинство людей в мире умирает не от рака, войн, наркотиков и алкоголя, а во время работы. Кто-то из этих умерших – жертвы перенапряжения, приведшего к сердечному приступу или инсульту, но большинство погибает в результате опасных условий труда. Причем, самая опасная профессия – это не шахтеры и даже не полицейские или военные, а лесорубы. У них число жертв достигает 122 на 100 тысяч работников. Что касается полицейских, то они чаще погибают в автокатастрофах, чем от ножей и пуль преступников. Погибнуть в столкновении с последними чаще рискуют продавцы. Шахтеры по опасности труда в зависимости от подсчетов занимают четвертую – шестую позиции.
Врачи предупреждают, что работа более 8 часов в день приводит к риску депрессии и увеличению в 2 раза психических расстройств. Трудоголики работают много, но достигают положительных результатов реже, чем те, кто предпочитает совмещать отдых с работой.
Друзья, давайте работать не много, а эффективно! Тогда наша жизнь изменится в лучшую сторону! Тех же, кто призывает много и тяжело работать для обеспечения успеха, надо посылать с порога. Своими призывами они только вредят нормальному развитию общества.


Дмитрий Самохвалов
При написании статьи были использованы материалы сайтов http://www.nedug.ru, http://pr.ua, http://www.gazetaby.com, http://www.belta.by, http://groups.csail.mit.edu, http://www.historyworld.net, http://www.sabbathtruth.com, http://www.pbs.org, http://www.eco-action.org, http://www.economist.com, https://en.wikipedia.org

Добавить комментарий

Your email address will not be published.