Поддельная цивилизация: Как Артур Эванс изобрел минойцев


Так выглядит Кносс в наше время после «реставрации» А. Эванса

Те, кому посчастливилось побывать на солнечном острове Крит, несомненно посещали Кносс – второй по популярности после афинского Акрополя археологический памятник Греции. Главная достопримечательность Кносса – огромный трехуровневый дворец с остатками широкой каменной лестницы и красными колоннами. Внутри особое впечатление производят тронный зал, комнаты для отдыха, фрески с изображениями царя-жреца, принца с лилиями, дам в голубом, играющими дельфинами. Лишь немногие посетители знают, что рассматривают подделки, и та история минойской цивилизации, о которой они слышали, – всего лишь миф, созданный человеком, считающимся ее первооткрывателем, британским археологом сэром Артуром Эвансом.

Рождение мифа
Официальная версия такова. 23 марта 1900 года Артур Эванс начал раскопки на участке, приобретенном им ранее на склоне горы Юктос, где, как предполагалось, находилось древнее строение. Уже на третий день археолог сделал потрясающее открытие. Найденные им предметы принадлежали неизвестной доселе культуре. «Ничего греческого, ничего римского», – написал он в своем дневнике. Ученый был уверен, что открыл знаменитый дворец Лабиринт, в котором жило чудовище из древних мифов Минотавр. О сенсационной находке он поспешил сообщить научному миру и, конечно же, газетам. Была найдена древнейшая на территории Европы цивилизация, предшествовавшая древнегреческой. А. Эванс назвал ее минойской в честь легендарного критского царя Миноса.
Раскопки продолжались несколько десятилетий с перерывом в годы первой мировой войны и сопровождались дальнейшими сенсационными открытиями. А. Эванс экспонировал свои находки на выставках, активно выступал перед публикой и журналистами. Археологические раскопки в Кноссе посещали знаменитости, в том числе известная танцовщица Айседора Дункан.

Так выглядели раскопки Кносса в 1907 году


В 1921 – 1936 годах в Великобритании вышел шеститомный труд А. Эванса «Дворец Миноса», в котором он поведал о своих открытиях и собственном видении минойской культуры. Британский археолог полагал, что открыл древнюю цивилизацию, которая не имела ничего общего с древнегреческой. Она зародилась в первой половине третьего тысячелетия до нашей эры и достигла пика своего могущества во втором тысячелетии до нашей эры. Кем были ее создатели? А. Эванс считал, что они пришли из Северной Африки или Ближнего Востока, где к тому времени уже существовали достаточно развитые цивилизации. Он безуспешно пытался найти ключ к расшифровке образцов найденной им линейной письменности, изучая древнее финикийское письмо. Минойцы были прекрасными ремесленниками, архитекторами и художниками, умели обрабатывать бронзу и камень, задолго до римлян изобрели бетон, их дворцы были снабжены канализацией.
По мнению А. Эванса, представители минойской цивилизации не знали внутренних конфликтов. Свидетельством этому было якобы отсутствие фортификационных сооружений и фресок с военными сюжетами. У минойцев даже не было городов. Дворцы не отделялись от сельской местности укреплениями. Причины этого он видел в нескольких обстоятельствах. Во-первых, Крит – это остров, изолированный от большой суши, так что его жители могли чувствовать себя в относительной безопасности от воинственных народов. Во-вторых, Крит был единым государством с центром в Кноссе. Им управляли цари, заботящиеся о внутреннем равновесии. Для обороны острова ими был создан огромный флот. На побережье около Кносса было найдено три древних поселения, которые А. Эванс назвал портами. Изделия из слоновой кости, скорлупы страусиных яиц и металлов, которые не добывали на Крите, говорили о том, что минойцы имели развитые торговые связи по морю. В-третьих, древние критяне исповедовали мирную религию, в основе которой лежал культ поклонения богине-матери. Цари минойцев считались ее главными жрецами и символическими супругами. Фрески, на которых изображались игры с быками, а также миниатюрные скульптуры быков в Кноссе перекликались с древнегреческими мифами о получеловеке-полубыке Минотавре. А. Эванс предположил, что бык являлся священным жертвенным животным.

Одна из фигурок богини со змеями в музее Ираклиона

В труде известного археолога было много неувязок. Задолго до сенсационных раскопок в Кноссе на соседних с Критом Кикладских островах была найдена еще более древняя неолитическая культура, представители которой были великолепными резчиками и художниками. Зачем искать создателей минойской цивилизации в Северной Африке, если они могли быть родственниками или прямыми потомками древних кикладцев? Отсутствовали лабораторные подтверждения о том, что минойцы умели изготавливать бетон. Объяснения некоторых находок вызывали сомнения у специалистов. В первом томе А. Эванс опубликовал фотографии нескольких статуэток с мужскими изображениями, найденными в центрах поклонения, но почему-то забыл о них в следующих томах, когда детально описывал культ богини-матери.
После смерти А. Эванса в 1941 году произошло несколько важных открытий, которые должны были существенно поколебать его теорию. Британский языковед-самоучка Майкл Вентрис задался целью расшифровать линейную письменность минойцев. При жизни А. Эванса было опубликовано всего лишь несколько изображений дисков из обожженной глины с образцами этой письменности, которую он условно разделил на два типа A и B. После второй мировой войны Британское археологическое общество опубликовало изображения всех найденных дисков. Это помогло М. Вентрису в его работе. Он доказал, что линейная письменность типа B была архаической формой древнегреческого языка. Диски содержали хозяйственные записи дворцов и принадлежали ко второй половине второго тысячелетия до нашей эры. Подобные записи были также найдены во дворцах соседнего Пелопонесского полуострова, где процветала раннегреческая микенская культура. Таким образом, была выявлена связь минойской и древнегреческой культур. По крайней мере, в поздний период своего существования кносский дворец принадлежал не минойцам, а микенцам.
Почему дворец перешел в чужие руки? Естественной выглядела версия о завоевании минойцев микенцами. Но еще в 1932 году ученик А. Эванса, греческий археолог Спиридон Маринатос обнаружил во время раскопок толстый слой вулканической пемзы и предположил, что минойцы стали жертвой мощного извержения вулкана, произошедшего на Кикладских островах. Бассейн Средиземного моря находится в зоне активных геотектонических процессов, так что гипотеза С. Маринатоса выглядела правдоподобно. В 1967 году греческий археолог организовал комплексную экспедицию на остров Санторин. Геологи определили, что он был макушкой огромного подводного вулкана. Последнее не очень крупное извержение произошло в 1956 году. Вулкан также извергался в 1520 и 1460 годах до нашей эры, как раз в то время, когда предположительно произошел упадок минойской культуры. Причем, это были очень мощные извержения, намного более сильные, чем знаменитое извержение вулкана Кракатау в 1883 году, погубившее тридцать шесть тысяч человек. С. Маринатос и его помощники обнаружили на острове остатки… нет, не дворца, а целого древнего города, погребенного под слоями вулканического пепла. Он во много раз превосходил по размерам дворец, открытый А. Эвансом. Здесь были найдены фрески, немного отличающиеся от кносских, но также тысячи предметов, подтверждавшие связь жителей древнего Санторина с Критом. Логичным был вывод, что именно город на Санторине был центром древней цивилизации.
Количество находок, опровергавших взгляды А. Эванса, росло год от года. К слову, археологические раскопки на Крите продолжаются и в наши дни. Поразительно то, что они бурно обсуждаются в специализированных научных изданиях, но не в обобщающих трудах для широкой аудитории. Таких трудов после смерти А. Эванса было издано несколько. Все они так или иначе строились на теории, изложенной в «Дворце Миноса». Миф о древнейшей европейской цивилизации без городов с центром в Кноссе, где было создано потрясающее искусство, во многом схожее с современным, где царили мир и поклонение богине-матери, кочует из одного учебника в другой.

Артур Эванс в 1907 году. Картина Вильяма Ричмонда

Кто был первооткрывателем Кносса
В первом тысячелетии до нашей эры древние греки черпали информацию о догреческой истории Крита преимущественно из мифов. Эти мифы повествовали о похищенной Зевсом и перевезенной на остров финикийской красавице Европе, ее сыне грозном царе Миносе, о его пасынке Минотавре, убитом афинским героем Тесеем с помощью царевны Ариадны, и изобретателе Дедале, бежавшем от Миноса в Сицилию на самодельных крыльях. Греческие историки относились к этим мифам серьезно и пытались выделить рациональную суть. С приходом христианства мифологические истории воспринимались только как сказки.
Интерес к мифам возродился лишь в XIX веке благодаря немецкому кладоискателю Генриху Шлиману. Увлеченный эпосом Гомера, в 1871 году он открыл на эгейском побережье Малой Азии древний город, который посчитал легендарной Троей. Г. Шлимана обвиняли в непрофессионализме и аферах с найденными сокровищами, но он умел быть убедительным и заражал своим энтузиастом других исследователей. К тому же Г. Шлиману сопутствовало необыкновенное везение. В 1874 году он открыл шахтные захоронения в Микенах, в 1876 году – древний город Тиринф. Сопоставив археологические находки на Пелопонесском полуострове, кладоискатель пришел к выводу, что до возникновения классической Древней Греции здесь существовала более ранняя греческая культура, описанная в поэмах Гомера. Он назвал ее микенской.

Минос Калокаиринос, настоящий первооткрыватель Кносса


А. Эванс не был самоучкой, но относился к деятельности Г. Шлимана очень серьезно. Он родился в 1851 году в богатой семье. Его отец был профессиональным археологом, работы которого цитировал Ч. Дарвин. Артур потерял мать в раннем возрасте, учился в привилегированной школе для мальчиков, а затем в Оксфордском университете. В письмах к сестре он признавался, что видел смысл своей жизни в великих достижениях. Военная карьера его не интересовала, а наука казалась достойным поприщем, чтобы сделать себе имя. Следует сразу же подчеркнуть, что речь идет о науке викторианской эпохи. В то время в научных кругах Великобритании господствовал позитивизм. Его сторонники пытались создать некую универсальную концепцию, способную объяснить все процессы в природе и обществе. А. Эвансу приходилось знакомиться с теориями, от которых ученым позднее пришлось отказаться, но которые формировали его представления об облике типичной древней цивилизации. Одной из них была популярная тогда теория матриархата – гипотетической формы общественного устройства, якобы предшествовавшей появлению парной семьи, когда власть принадлежала женщинам.
После окончания университета, А. Эванс работал в музее, путешествовал, был вовлечен в политику, но так и не добился известности. В Афинах судьба свела его с Г. Шлиманом. Возможно, именно Г. Шлиман впервые сообщил ему о Кноссе. Остатки древнего строения на Крите были найдены и частично освобождены от земли в 1878 году греческим любителем археологии Миносом Калокаириносом. Однако у него не было соответствующего опыта и средств. Поэтому археолог-любитель обратился за помощью к более успешному Г. Шлиману. Тот посетил Крит и предложил М. Калокаириносу продать участок раскопок, но получил отказ. Именно Г. Шлиману принадлежала версия о том, что строение в Кноссе принадлежало царю Миносу и могло быть древнее чем все то, что он видел на Пелопонесе. Таким образом, задолго до изысканий, начатых в 1900 году, было известно, что в Кноссе покоятся остатки древней цивилизации, и название «минойская» также принадлежало не А. Эвансу.

Генрих Шлиман придумал легенду о дворце Миноса

Британский археолог прибыл на Крит в 1894 году. Исследовав раскопы М. Калокаириноса, он убедился в серьезности предположения Г. Шлимана. К тому времени у владельца участка начались финансовые проблемы, и А. Эвансу удалось убедить его продать землю. Но для начала собственных археологических изысканий следовало получить разрешение от правительства. В то время Крит был автономной частью Османской империи. Чиновники в Стамбуле с подозрением отнеслись к прошению британца. Не помогло даже заступничество американского консула. В 1897 году на острове вспыхнуло восстание. В ходе кровавых столкновений между христианами и мусульманами сгорел дом М. Калокаириноса вместе с найденными в Кноссе предметами. После вмешательства сильных держав в 1899 году Крит был объявлен независимой республикой, а затем присоединен к Греции. Новые власти не чинили особых препятствий для изысканий.
А. Эванс спешил. Пришло известие, что итальянская экспедиция приступает к раскопкам в не менее перспективном Фесте, а коллеги из Франции интересуются Малией. Он нанял более тридцати землекопов, которые по его приказу попросту уничтожили верхние археологические слои. Затем последовало знаменитое сообщение о находке дворца Миноса. Не было никаких серьезных доказательств, что древнее строение действительно принадлежало Миносу или вообще являлось дворцом. Но в гонке за звание первооткрывателя все средства были хороши.

Эта комната была выдана за тронный зал. На самом деле, она была хранилищем. Росписи на стенах и даже нынешний «трон» — подделки

Как изобреталась цивилизация
Чтобы привлечь к своей деятельности внимание публики, А. Эванс любил давать громкие названия своим находкам. Например, когда землекопы обнаружили внутри помещений широкую комнату, А. Эванс тут же окрестил ее тронным залом, алебастровую возвышенность в ней – троном Ариадны, а остатки древнего бассейна – ванной Ариадны. Вместе с тем, археолог понимал, что громкими названиями не убедить научную общественность. Ему требовались твердые доказательства того, что открыта новая древняя цивилизация. Это можно было сделать, установив возраст здания либо указав на существенные различия между находками и артефактами поздних уже известных культур. В наши дни археологи подсчитывают возраст предметов с помощью радиоуглеродного анализа. Но данная практика стала применяться лишь с 1946 года. Во времена А. Эванса это делали, устанавливая последовательность отрытых пластов, которые из-за спешки он сам же и повредил. В тронном зале был вскрыт тайник с глиняными табличками, содержащими линейное письмо. Они могли стать первым серьезным доказательством. Однако Дункан Маккензи, помощник А. Эванса, поначалу подверг сомнению их древность.

Здесь хорошо видны дорисовки на фреске «Принц лилий»

Другой важной находкой были фрески. Они находились в плачевном состоянии, так как сырой воздух в раскопе привел к отслаиванию штукатурки. На Крит прибыли швейцарские художники-модернисты Эмиль Жилерон-старший и Эмиль Жилерон-младший. Именно отец и сын Жилероны являлись главными реставраторами Кносса. С согласия А. Эванса они развили бурную деятельность, превращая редкие отдельные фрагменты в полноценные картины. Так шапка из перьев и нескольких частей туловища превратилась во фреску «Принц лилий». Изображения людей обзавелись неотразимыми прическами, необычной одеждой и выразительными лицами. Поскольку А. Эванс полагал, что древние критяне происходили из Африки, художники наделили их отдельными негроидными чертами – толстыми губами и вьющимися волосами. В одном случае изображались два типичных африканца. Фреска «Дамы в голубом» переписывалась Жилеронами несколько раз. Другая знаменитая фреска с играющими дельфинами появилась уже после первой мировой войны. Она была создана датским художником Питом де Йонгом из нескольких кусочков штукатурки голубого цвета. В 1903 году А. Эванс впервые экспонировал фрески из Кносса в Афинах. Выставка имела огромный успех. Журналисты и специалисты по древностям в один голос утверждали, что минойская живопись выглядит весьма современно в духе модернизма.

Фреска «Дамы в голубом»

Фреска с играющими дельфинами

Подделывались не только фрески. В Кноссе сохранились углубления – предположительно основания не дошедших до нашего времени деревянных колонн. А. Эванс воссоздал внешний вид колонн сообразно своей фантазии. Так появился еще один шедевр критского зодчества. В 1928 году археолог представил на суд публики два кольца с мастерски выполненной гравировкой, названных им кольцами Миноса. История этих колец выглядела очень туманной. Согласно утверждениям А. Эванса, единственный оригинал кольца был случайно обнаружен в районе раскопок игравшим там греческим мальчиком. Родители предложили руководителю археологической экспедиции выкупить находку за деньги. Он сделал слепок и на его основе – две копии из драгоценных металлов, а затем вернул оригинал хозяевам. Копии А. Эванса были отправлены в музейные хранилища. В 1933 году найденное кольцо вновь попытались продать в Ираклионе. Выступивший в качестве эксперта, С. Маринатос сразу же заявил, что это подделка. После этого оригинал навсегда исчез, а две копии до сих пор выдаются за образцы критского искусства.
История другого шедевра – серии женских статуэток, получившей общее название «Богиня со змеями» – еще более примечательна. В музее Кносса сохранилась всего одна из них. Большинство сосредоточены в музеях и частных коллекциях США, куда попали в результате незаконной продажи части находок. Исследователи подозревают в тайной торговле критскими артефактами отца и сына Жилеронов. В начале двадцатых годов греческая полиция открыла дело о продаже трех статуэток частным коллекционерам. Пикантность ситуации придавало то, что они оказались подделками. Полицией была выявлена мастерская, но судебные разбирательства так и не начались. А. Эванс отверг предположение, что другие статуэтки тоже могут оказаться подделками. «Современные художники не умеют изготавливать предметы подобного качества», – заявил он. Однако в конце XX века американский эксперт Кеннет Лапатин изучил пятнадцать фигурок и пришел к однозначному выводу: ни одна из них не была настоящим произведением искусства второго – третьего тысячелетия до нашей эры.
У нас нет доказательств того, что британский археолог был лично вовлечен в торговлю подделками. Но существование богинь со змеями было ему выгодно, так как фигурки являлись яркой иллюстрацией его рассуждений о культе матриархальной богини. Сама идея поклонения богине-матери появилась у А. Эванса в 1906 году после прочтения статьи шотландского антрополога Дж. Фрейзера о культе малоазиатской богини Кибелы. Дж. Фрейзер полагал, что обожествление Кибелы произошло намного раньше, чем богов мужского пола, и эта богиня возглавляла древнейший пантеон. А. Эванс посчитал правильным присовокупить культ гипотетической матриархальной богини к древнейшей европейской цивилизации. Некоторые биографы полагают, что на А. Эванса оказало влияние отсутствие материнского тепла в детстве. Его утверждения о мирном характере минойской культуры происходили из-за личной неприязни к войнам и военным. Завершающим штрихом деятельности А. Эванса в Кноссе стала «реставрация» древнего здания. По его распоряжению был надстроен третий ярус с лестницей и колоннами. При этом использовались современные строительные материалы, в частности железобетон.
Высказывание ошибочных взглядов – довольно частое явление в науке. Исследователи могут неверно интерпретировать обнаруженное ими, так как опираются на собственный опыт и теории, характерные для их времени. Но ученые-последователи накапливают факты, противоречащие первоначальному мнению и, в конце концов, разрушают ошибочное видение. Подобное уже происходило в археологии. Первые исследователи индейской цивилизации майя приняли ее представителей за пацифистов, поклонявшихся времени. Дальнейшие изыскания опровергли этот взгляд и позволили увидеть цивилизацию майя по-новому. Археологи, работавшие на Крите, также выявляли новые факты, но долгие десятилетия поддерживали заговор молчания. Отчасти это объясняется тем, что массовое разоблачение подделок могло привести к снижению интереса к их деятельности, а значит и к сокращению финансирования. Однако в существовании ложного взгляда на минойскую цивилизацию были заинтересованы не только ученые-практики, но и теоретики, а также политики. Богини со змеями использовались сторонниками феминизма для доказательства правильности теории матриархата. Минойское искусство, якобы близкое к современному европейскому, являлось свидетельством изначального отличия культуры Европы от азиатской.

Настоящий облик древней цивилизации

Минойский золотой кулон из Британского музея

Что же представляла собой минойская цивилизация в свете многочисленных исследований, проводившихся после смерти А. Эванса? К сожалению, линейная письменность типа A до сих пор не расшифрована, поэтому мы точно не знаем о языке и этническом происхождении древних жителей Крита. Предполагают, что они были потомками переселенцев с соседнего Балканского полуострова или Малой Азии. Цивилизация не была принесена на Крит из Египта или Финикии. Она постепенно формировалась с середины третьего тысячелетия до нашей эры. В конце третьего тысячелетия многие поселения острова были разграблены и пришли в упадок, но затем возродились в начале второго тысячелетия.
Единственный известный город минойцев находился на острове Санторин. Если у критской цивилизации имелся политический центр, то он был расположен именно здесь, а не в Кноссе.
Город на Санторине имел хорошо продуманные оборонительные укрепления, мощеные улицы, сложную дренажную систему, многие дома строились в несколько этажей. На фресках, найденных на стенах зданий, изображались корабли, в том числе военные. Кносс, который по традиции продолжают именовать дворцом, был огромным зданием без первоначального плана. Он возводился на протяжении столетий путем присоединения новых построек с помощью коридоров. Подобные сооружения известны в горных областях по всему миру. Как правило, они служат административными центрами окружающей местности. Внутри археологами были обнаружены жилые помещения, кладовые и ремесленные мастерские. Как ни странно, в нем не было мест для поклонения или церемоний, а также изображений монарших особ. Комната, названная А. Эвансом тронным залом, на самом деле являлась хранилищем. Кроме Кносса, на Крите существовали дворцы в Фесте, Малии, Агиа-Триаде и других местах. Они были связаны сетью дорог. Минойцы также строили каменные здания поменьше. Их принято называть виллами. Простые жители сельской местности ютились в примитивных хижинах, иногда выбирали в качестве жилищ гроты и пещеры.
Древние жители Крита отнюдь не были мирными. Уже М. Калокаиринос писал об изображениях оружия, в частности двусторонней секиры-лабриса. На Крите и Санторине строились военные сооружения.

Изображения минойских воинов на Санторине


Нет свидетельств о существовании культа богини-матери. Единственная найденная фигура критского бога оказалась мужской. Ученые установили, что минойцы практиковали человеческие жертвоприношения и занимались ритуальным людоедством. Несмотря на всю свою оригинальность, искусство Крита значительно отставало в своем развитии от древних цивилизаций Азии и даже соседних островов. Критяне не были столь виртуозными мастерами по созданию резных скульптур, как кикладцы, они не научились возводить величественные монументальные сооружения наподобие египетских пирамид, зиккуратов Месопотамии и мавзолеев Малой Азии.
Извержения вулкана в 1520 и 1460 годах до нашей эры привели к гибели минойского города на Санторине. Были покинуты многие дворцы и виллы, прервались связи с заморскими странами. Немногочисленные выжившие пытались возродить прежний образ жизни, но были завоеваны соседями-микенцами. Вполне возможно, что царь Минос правил Критом, но принадлежал к другой культуре, представители которой пользовались минойскими дворцами и даже письменностью. Она просуществовала почти триста лет, пока не была уничтожена пришельцами с севера. В начале первого тысячелетия до нашей эры на Балканском полуострове и Крите сформировалась новая цивилизация, которую мы называем древнегреческой.

Автор текста: Дмитрий Самохвалов
Все изображения предоставлены фондом wikimedia

Добавить комментарий

Your email address will not be published.