Ирокезы на тропе войны


Ирокезы – могущественная конфедерация индейских народов, с которыми европейские переселенцы столкнулись в Северной Америке. Три столетия назад миссионеры и путешественники описывали их как дикарей, людоедов и свирепых воинов. Они объявили войну Франции, одному из самых могущественных государств того времени, и в конце концов выиграли ее. Вожди этих людоедов встречались с британской королевой. Теперь об этом не принято вспоминать, но американцы заимствовали у них свою государственную систему. Тем не менее, ирокезы проиграли…

…брат с сестрой упомянули еще одного своего брата, который в 1666 году вместе со своей супругой отбыл на военную службу в Канаду и погиб там. На родину дошла весть о том, что его жена тоже погибла там (ее съели ирокезы).
Вольтер, «Простодушный»
Сам-то я никогда не ссорился ни с одним из ирокезских племен, но делавары столько рассказывали мне о мингах, что я считаю их отъявленными злодеями.
Ф. Купер, «Зверобой, или Первая тропа войны»

Ирокезами называют несколько индейских народов, обитавших на востоке нынешних США. Они занимали земли современного штата Нью-Йорк. Изначально народов было пять: могавки, сенека, кайюга, онейда и онондага. В 1722 году к ним присоединились пришедшие с юга тускарора. Главное, что объединяло ирокезов – это не земли и даже не общее название, а единая Лига. Шесть народов жили в мире друг с другом, имели общее управление и совместными усилиями добивались побед над врагами.

Мир на спине черепахи

Вождь ирокезов

Свою историю ирокезы рассказывают следующим образом. Изначально вселенная была разделена на духовную и реальную. Духовную, как и положено, населяли духи, а вот в реальной ничего не было, кроме воздуха и птиц. Однажды Небесная Женщина заглянула в дыру, образовавшуюся между двумя частями вселенной, не удержалась и упала в реальный мир. Ее спасли птицы. Они подхватили упавшую и опустили ее на спину огромной черепахи.
Панцирь черепахи – это и есть человеческий мир. На нем расположены леса, озера, болота и океаны. Черепаха растет, поэтому в человеческом мире случаются землетрясения. Но, когда Небесная Женщина опустилась на панцирь, он был еще маленьким, и спасенная скучала в одиночестве. Потом она забеременела. В буквальном смысле западным ветром надуло. От ветра у нее родились близнецы.
Один из сыновей Небесной Женщины, Держатель Неба, создал пять народов, каждому из которых дал свои богатства. Большой и могущественный народ могавков получил широкую реку и плодородные земли. У сенека были холмы и богатые урожаи фасоли. Кайюга оказались среди болот, где росли съедобные коренья. Онейда были обеспечены камнями и лесными богатствами. Онондага обладали взгорьями и землями, где росли овощи, дикий виноград и табак. Тускарора, присоединившиеся к Лиге ирокезов позже всех, скромно сообщали, что пришли с родины Держателя Неба.
Археологи утверждают, что ирокезы и близкие к ним народы происходят с западного побережья Атлантики. На территории штата Нью-Йорк они открыли существовавшую с VIII века археологическую культуру Аваско. Ее представители занимались земледелием, знали керамику, мастерски обрабатывали камни, раковины и древесину. Выходцы из этой культуры постепенно осваивали регионы к северу и югу от прародины.
Впрочем, научные описания культуры Аваско вовсе не переполнены умилением. Археологи давно заметили, что для нее характерны разрушенные укрепления и частые пожары на месте деревень. Приходя на новое место, носители Аваско тщательно уничтожали следы своих предшественников. Судя по всему, предки ирокезов постоянно воевали с соседями и друг с другом.

Лига ирокезов
О взаимных кровопролитных конфликтах сообщают и легенды самих ирокезов:

Племя сражалось с племенем, а в племенах деревни сражались с деревнями, а в деревнях семьи сражались с семьями, и даже внутри семей сражались. Страх и ненависть царили на земле, и никто не был в безопасности.
Главным героем этих легенд является вождь могавков Гайавата, разочарованный в смертях друзей и врагов. Опечаленный, он пришел к берегу озера Онтарио, где встретил незнакомца, скромно представившегося Великим Миротворцем. Его звали Деганавайда. Он происходил из народа гуроны, что обитал на противоположном северном берегу озера. Деганавайда прибыл к ирокезом от имени Небесного Духа с посланием мира, которое включало три важных принципа: соблюдение законности, сочетание физического здоровья с разумными поступками, сохранение духовности. Звучит очень современно, не правда ли?
Проповедь Деганавайды вдохновила Гайавату, и они договорились отправиться к другим племенам, чтобы уговорить их прекратить войны. Самым сложным в их миссии было убеждение страшного колдуна Тадодахо, правившего народом онондага, ярого сторонника продолжения кровопролития. В конце концов, это им удалось. В знак примирения Деганавайда посадил на земле онондага дерево мира. Это была белая сосна с четырьмя корнями.

Гайавата и Деганавайда идут на переговоры с Тадодахо

Представители пяти народов собрались вместе и приняли Великий Закон Мира, своеобразную Конституцию формирующейся Лиги ирокезов. Согласно Закону, все спорные вопросы должны были решаться под древом мира общим советом из 13 посланников. Представители онондага имели право созывать и распускать совет, накладывать вето на принятые решения, но не участвовали в голосовании. Первыми вопрос рассматривали шесть представителей могавков и три представителя сенека. Затем их решение передавалось четырем представителям кайюга и онейда. Фактически они лишь выражали свое согласие или несогласие. Позже, когда к ирокезам присоединились тускарора, их представитель получил право лишь сидеть и слушать. Вот такая недемократичная индейская демократия. Но Закон Мира сработал. Взаимные войны прекратились.
Легенды могут быть только легендами, однако многие исследователи истории ирокезов относятся к ним серьезно. Тем более, что благодаря легендам можно установить точную дату создания Лиги. Последним народом, принявшим принципы Деганавайды, были сенека. Их согласие ознаменовалось солнечным затмением. Историки прошлого века решили, что речь идет о затмении 1451 года. Однако, сравнив легенды с изысканиями археологов, современные исследователи склоняются к мнению, что это было затмение 1142 года.

Маменькины сынки
Не только в старой европейской и американской литературе, но и в современных книгах и кино ирокезы предстают подлинными дикарями, их существование окружено многочисленными мифами. Начнем с того, что сами ирокезы никогда не называли себя ирокезами. Это название впервые в 1603 году употребил французский путешественник Самуэль де Шамплен. Есть версии о происхождении этого названия из гуронского ierokwa – «курильщики», алгонкинского Iriⁿakhoiw – «змеюки» или даже баскского hilokoa – «убийцы». Но все они очень спорны. Сами ирокезы называли себя Haudenosaunee, что значит «люди длинных домов».
Ирокезы действительно не признавали типичные для жителей северо-восточного американского побережья маленькие вигвамы, рассчитанные на одну семью. Они строили длинные крытые древесной корой хижины – своеобразные общежития, рассчитанные на несколько, причем не обязательно родственных, семей. Внутри хижина представляла собой длинный коридор, вдоль которого стояли двухэтажные лежанки. Посередине хижины устраивали небольшой «зал» с очагом. В очень длинных хижинах встречалось 3 – 4 таких «зала». В одной хижине могло жить до 20 семей. Все были друг у друга на виду.

Реконструкция длинной хижины ирокезов (Канада)

Как и остальные индейцы, ирокезы не знали животноводства. Единственным домашним животным была собака. Зато они занимались ручным земледелием, выращивали кукурузу, бобовые и тыквенные культуры. Земледелие было известно и их соседям, но не играло важной роли в питании. Обычной повседневной пищей ирокезов считалась кукурузная каша, которую в течение дня держали в глиняном котле около огня, так что каждый мог поесть в любое удобное для него время. Ирокезы с презрением называли племена охотников и собирателей поедателями деревьев.
Обработкой земли занимались исключительно женщины, поэтому земельные участки передавались в наследство по материнской линии от матери к дочерям. Мужчины предпочитали охотиться, ловить рыбу, торговать и воевать. Отец мог передать в наследство сыновьям лишь оружие и кое-какие украшения. Достигнув совершеннолетия, молодые люди были вынуждены покидать материнскую длинную хижину и идти искать себе жену-владелицу огорода, готовую кормить его кукурузной кашей. Если жена его выгоняла, он шел обратно к матери.
Поскольку женщины жили на одном месте, а мужчины бродили от хижины к хижине, от деревни к деревне и даже от одного народа к другому, то отсчет родства велся по женской линии. Ирокез мог не знать имя отца, не помнить деда и тем более прадеда, зато хранил в памяти имя матери, бабушек и прабабушек до Небесной Женщины. Он с уважением относился к мнению других женщин родной длинной хижины, так как в ирокезских общежитиях детей воспитывали сообща, а, значит, эти женщины доводились ему пусть не родными, но матерями, а их собственные дети были для него братьями и сестрами. Короче, мужчинам позволялось до конца жизни оставаться маменькиными сынками, зависимыми от женской точки зрения.
Кто-то может подумать, что общественный строй ирокезов был матриархатом. По крайней мере, так в свое время решил американский антрополог Генри Льюис Морган, принятый в качестве полноправного члена народом сенека. Но Морган ошибался. Если в длинной хижине правил женский пол, то в деревне и уж тем более в совете Лиги – исключительно мужской. Сахемом, то есть вождем народа, мог быть только мужчина. Он избирался другими мужчинами, выполнял военные, посреднические и даже религиозные функции. Именно мужчины определяли политику и управляли обществом. А чего хотят инфантильные мужчины, тайно завидующие своим матерям и женам? Конечно, быть еще более мужественными! Возможно, поэтому ирокезские мужчины предпочитали решать все проблемы вне семьи через соперничество и конфликты.

Воители и каннибалы
После заключения договора Деганавайды члены Лиги решали взаимные конфликтные ситуации через игру в лакросс, суд сахемов и передачу компенсации в форме ритуальных поясов-вампумов. Но с соседними народами воевали по поводу и без повода. В ходе военных действий молодые воины могли добыть славу и получить высокий социальный статус. Гибель на войне родственника или односельчанина требовала мести и была поводом для новых конфликтов.
Впрочем, у ирокезов были вполне рациональные основания для ведения войн. Лига никогда не была слишком многочисленной. В начале XVII века она едва насчитывала 20 тысяч человек, включая женщин и детей. Напомню, что речь идет не об одном, а о пяти народах, каждый их которых имел свои экономические и политические интересы. В тот же период, враждебные им делавары имели примерно равное население, а северные соседи-гуроны даже превосходили на 10 или 15 тысяч человек.
Соседи любили мир не более, чем сами ирокезы, и чтобы избежать угрозы, последним приходилось нападать первыми. Но, например, ирокезы долгое время предпочитали не ссориться с маленьким соседним народом нейтраль и его такими же малочисленными союзниками, так как из нейтральских земель в обмен на кукурузу и оленьи шкуры получали необходимый для изготовления оружия и орудий труда кремний.
Традиционное оружие ирокезов было простым – копья с каменными наконечниками, кремневые ножи, луки, стрелы, томагавки и щиты. Точно такое же оружие было у их врагов. Ирокезы отличались наличием хорошо продуманной тактики, заключавшейся в сочетании крупных военных компаний с мелкими набегами. Целью набегов было оттянуть силы противника от основного удара, заставить его перейти от наступления к обороне, опустошить его поля, захватить лодки (при отсутствии хороших дорог и лошадей главными транспортными артериями оставались реки). В набеги уходили отряды из пяти – двадцати воинов, а в крупных компаниях участвовало не менее двухсот.
Как и в средневековой Европе, битвы между воюющими армиями происходили редко. Поражение в битве могло означать быстрый конец одной из сторон. Чаще всего в ходе компаний приходилось вести штурм хорошо укрепленных вражеских деревень. К XVII веку ирокезы превратились в мастеров осады. Они атаковали укрепления с разных сторон, подпаливали деревянные стены, в случае неудач вели сепаратные переговоры и откровенно запугивали противника. Дурную славу они приобрели благодаря обычаю поедать пленных. Особо лакомой частью считалось сердце. Антропологи утверждают, что людоеды таким образом стремились перенять силу и славу чужих воинов. Может, какие-нибудь другие людоеды так и делали, но ирокезы ни во что подобное не верили. Съесть противника для них означало запугать его близких, поэтому ели даже слабых и трусов. Археологи фиксируют места людоедских пиршеств с XIV века, но, судя по легендам самих ирокезов, они занимались этим и ранее. Последний известный случай людоедства произошел в конце XVIII века.
Ирокезы знали не только победы, но и поражения. Когда мужское население сокращалось, они переставали убивать и поедать пленных и предлагали их своим женщинам в качестве мужей. Новообращенный муж жил в длинной хижине, подчинялся в быту своей супруге, за ним приглядывали все соседи. Через несколько лет такой ассимиляции он становился членом общины и ходил в походы против своих бывших соплеменников. Поскольку отсчет родства велся по матери, дети от общих браков считались обычными ирокезами.

Пара любопытных фактов
В семидесятые годы прошлого века в моду вошла прическа, называемая в английском языке могавкской, а в русском – ирокезом. Трудно сказать, откуда пошло это название. Прическа ирокез была известна многим древним народам. В Северной Америке ее носили индейцы пауни – враги ирокезов. А вот сами ирокезы к ней никакого отношения не имеют
Ирокезы до сих пор ведут отсчет родства по женской линии. Достаточно, чтобы в роду была хоть одна женщина-ирокез, чтобы все ее потомки считались ирокезами. Так, один сахем каюга серьезно заявил, что добрая половина современных жителей Нью-Йорка имеют право называть себя частью народа каюга.

Бобровые войны
Долгое время войны с соседями позволяли ирокезам поддерживать в своем регионе своеобразный статус кво. Но в первой половине XVII века все изменилось благодаря нашествию французских, голландских, английских и шведских колонистов. Первая встреча могавков с французами оказалась для них роковой. 29 июля 1609 года десять французов, вооруженных аркебузами, вмешались в битву между могавками и алгонкинами, убили могавкского вождя и одержали быструю победу. Ирокезы были не глупыми людьми. Они быстро поняли преимущества огнестрельного оружия и поспешили купить его у голландцев.

Французы вмешиваются в битву между алгонкинами и могавками

Белые люди меняли ружья на ценные бобровые шкуры. Причем, не только ирокезам, но и их соседям. В регионе началась гонка вооружения, сопровождавшаяся уничтожением поголовья американских бобров. К середине XVII века этих животных в местах обитания пяти народов почти не осталось. Ирокезские охотники отправлялись на восток к берегам реки Огайо, где встречали сопротивление местных племен.
Сами того не зная, европейцы оказали ирокезам неоценимую помощь, завезя не только новые товары, но и новые болезни, от которых у индейцев не было иммунитета. От эпидемий количество делаваров, главных противников на юго-востоке, сократилось в несколько раз. Ирокезы тоже болели, но пополняли ряды умерших соплеменников захваченными в плен чужаками. Более того, потерпев поражение от англичан, к ирокезам стали примыкать ранее враждебные им племена. Постепенно Лига превратилась в главного политического игрока, с которым желали иметь хорошие отношения даже европейцы. Тогда ирокезы обратили свое внимание на богатый лесными угодьями север.
Ирокезы традиционно поддерживали тесные отношения с голландцами, а затем англичанами. Но к северу и северо-востоку от них жили другие народы, входившие в союз с французами. Французским торговцам удалось создать хорошо продуманную торговую сеть и на некоторое время превратиться в главных поставщиков бобровых шкур в Европу. Ирокезы попытались договориться с гуронами и другими союзниками французов с помощью мирных переговоров. Мол, пустите наших охотников на свои территории. Но против этого были не только союзники, но и сами французы, не желавшие делиться бобрами с партнерами своих конкурентов.
С 1642 года ирокезы начали набеги на племена алгонкинов, что жили вдоль берегов реки Святого Лаврентия, по которой шел основной поток закупаемых французами мехов. Они изгоняли противников и захватывали каноэ со шкурами. Французы решили не ссориться. Они начали переселение алгонкинов на территорию нынешней Канады, а с ирокезами заключили мирное соглашение, надеясь на то, что тем хватит захваченных земель. Но ирокезы желали большего. Они объявили войну своим сородичам-гуронам. В 1647 – 1648 гг. могавки и сенека организовали пробные набеги. Гуроны, надеясь на помощь французов, действовали вяло. В 1648 – 1649 гг. объединенные силы ирокезов нанесли решающий удар и полностью разгромили народ миротворца Деганавайды, не пощадили даже французских иезуитов, распространявших среди гуронов христианство.
Часть гуронов нашла пристанище у соседей. Тогда ирокезы стали воевать с теми, кто оказывал помощь беженцам. Речь шла не просто о захвате их территорий, а о полном уничтожении, то есть геноциде. За несколько лет ирокезам удалось стереть с лица земли несколько народов – нейтраль, эри, саскуэханцев, тионантати и других. Все они были по происхождению связаны с ирокезами, но языковая и культурная близость не остановила грозных завоевателей. Как ни странно, часть гуронов выжила. Они были переселены французами в верховья Миссисипи подальше от кровных врагов. Спустя какое-то время несколько групп гуронов, так называемые минги, вернулись и были приняты ирокезами в качестве младших союзников.
В 1666 году французский король отправил в Канаду регулярные войска, которые вытеснили ирокезов с территорий гуронов. Был подписан мир. Но он длился не долго. Через некоторое время могавки возобновили нападения, на этот раз на иллинойс, своих восточных соседей, также союзников Франции. От рейдов ирокезов страдали французские поселенцы. Французы вновь использовали армию, вновь принудили ирокезов к миру, но через несколько лет те возобновили военные действия. Так продолжалось несколько раз. Ирокезам удалось разрушить французскую торговую сеть. Плавание каноэ стало столь опасным, что король принял решение прекратить ввоз американских бобровых шкур в Европу.
В 1696 году французская армия нанесла решительное поражение онейда и онондага. Те потребовали у членов Лиги заключить настоящий мир. В 1701 году в Монреале французы и их союзники (всего семь народов) подписали договор о мире с пятью ирокезскими народами. Так закончился самый длительный и кровопролитный конфликт европейских колонистов с североамериканскими индейцами. Тот факт, что мир был подписан во французских владениях, свидетельствовал о том, что ирокезы выиграли.

Великое разобщение
XVIII век стал расцветом могущества и концом великой Лиги ирокезов. В апреле 1710 года четыре вождя могавков (на самом деле, один из них представлял племя могикан) прибыли в Лондон и были встречены британской королевой Анной. Приезд «дикарей», одержавших победу над извечными врагами англичан – французами, вызвал настоящий фурор. Ирокезов приглашали в светские солоны, газеты цитировали их необычно мудрые высказывания (интересно, сколько из этих высказываний было придумано самими газетчиками?), им посвящали картины и театральные постановки

Четыре вождя могавков на английских полотнах

В 1722 году Лига была расширена. В нее влился новый народ – тускарора. В 1721 – 1744 годах ирокезы подписали мирные договоры с английскими колониями в Америке. Канастега, сахем онондага, который вел переговоры с колонистами от имени всей Лиги, посоветовал им присмотреться к устройству политической системы ирокезов и заключить между собой схожий союз. Американские просветители действительно обратили внимание на ирокезов. Позже в ходе Американской революции они широко использовали символику Лиги. Странный порядок избрания президента США представителями штатов также был заимствован из опыта ирокезских народов.
Упадок торговли бобрами не испугал ирокезов. Они оказались восприимчивыми к европейской культуре, заимствовали у белых колонистов навыки животноводства, стали выращивать сады и новые огородные культуры. Не далеко от ирокезских территорий был расположен оживленный торговый центр Нью-Йорк, куда с успехом сбывали сельскохозяйственную продукцию.
В условиях нового хозяйства женщины не справлялись с земледельческими работами. Чтобы запрячь коня и вспахать плугом поле, требовалась мужская рабочая сила. Хотели они того или нет, но ирокезские мужчины стали приучаться не только к войне и охоте, но и к сельскому хозяйству. Вслед за этим последовало другое драматическое изменение. Семьи все чаще покидали длинные хижины и переселялись в отдельные дома. В 1779 году американские добровольцы, вторгшиеся в страну онондага, с удивлением обнаружили, что жизнь этого индейского народа мало отличалась от их собственной. Исчезновение длинных хижин свидетельствовало о конце ирокезского общежития. Вслед за разобщением общины произошло разобщение самой Лиги.
5 декабря 1773 года группа контрабандистов, недовольная отменой высоких пошлин на чай, напала на корабль британской Ост-Индской компании, стоявший в порту Бостона. Так началась Американская революция, сопровождавшаяся кровопролитной войной сторонников за независимость США с одной стороны и лояльных Британской короне с другой. И те, и другие желали видеть ирокезов в качестве своих союзников. Поначалу сахемы уклонялись от участия в войне, говоря, что одинаково любят Старую и Новую Англию. Но ирокезов задабривали подарками. Британские подарки оказались более ценными, поэтому значительная часть Лиги высказалась за поддержку лоялистов. Однако онейда и тускарора перешли на сторону революционеров.
Участие ирокезов в Американской революции сопровождалось взаимными военными столкновениями. Ирокезы-союзники Британской короны совершали рейды против американских поселенцев и своих сородичей онейда. Впервые за несколько сотен лет после заключения договора Деганавайды один ирокез поднял руку на другого. Командовавший британскими союзниками вождь могавков Джозеф Брант был хорошо образован и оказывал влияние не только на индейцев, но и белых. Ему приходилось встречаться с королем Георгом и лидером революционеров Джорджем Вашингтоном. Однако с началом конфликта он и его сторонники возродили старые жестокие обычаи издевательств над пленниками и поедания врагов. От любви ко всему ирокезскому революционно настроенные американцы перешли к жгучей ненависти к членам Лиги.
Победа Американской революции означала поражение всех ирокезов, включая онейда и тускарора. Они понесли большие человеческие потери, их дома и поля были сожжены. Правительства США и штата Нью-Йорк вынудили ирокезов подписать мирные соглашения, по которым те лишались почти всех своих территорий. Каждому ирокезскому народу оставили небольшие резервации, в которых продолжали действовать традиционные правила и законы. Лига ирокезов сохранилась, но превратилась в формальную организацию. Часть ирокезов во главе Джозефа Бранта переселились в Канаду, где получили от британских властей обширные территории вдоль реки Гранд-Ривер. Там и поныне существует самоуправляемая Резервация Шести Народов. В 1920-ые годы ее представители даже пытались получить признание Лиги Наций. В англо-американской войне 1812 – 1814 годов американские и канадские ирокезы уже сражались по разные линии фронта.
Кто-то может сказать, что разобщение и упадок Лиги ирокезов произошел из-за вмешательства белых людей. Однако ирокезы с самого начала использовали это вмешательство в своих целях и до Американской революции делали это очень успешно. Наверное, причина не в хитрых и жадных белых, а в том, что ирокезы не выдержали испытания их образом жизни.

Автор текста: Дмитрий Самохвалов
Картинки представлены фондом wikimedia

Читать дальше:
Дорога слёз чероки
Чероки – южные родственники ирокезов. В 1838 году они были насильно выселены американцами с родных земель. Что произошло на самом деле, и кто виноват… Читать всё о дороге слез чероки

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.