Индейское счастье важаже


Об индейском народе важаже или, как его назвают американцы осейдж, знают не многие. Он не самый многочисленный и, главное, не может похвастаться бедами, свалившимися на его голову с приходом белого человека. Скорее наоборот. Важаже отлично живут и процветают.

Великое переселение
История важаже берет начало в долине реки Огайо на востоке нынешних США, где с незапамятных времен жили племена, разговаривающие на языках сиу. Согласно легендам самих важаже, однажды охотничьи угодья на их родине опустели, и они мигрировали в низовья реки Миссури. Легенды не говорят, когда произошел этот исход. Возможно, в XIII веке, когда в северном полушарии началось похолодание. Возможно, в XVI веке, когда из-за грандиозной эпидемии долина рек Миссисипи и Миссури опустела, и важаже получили возможность занять место вымерших племен.
Французские путешественники, открывшие важаже в 1673 году, утверждали, что они бежали на юго-запад от ирокезов. Однако ирокезы появились в долине Огайо лишь за несколько десятилетий до установления контактов между французами и аборигенами нижней Миссури. Современные археологи, исследовавшие остатки деревень важаже, утверждают, что они намного старше этого периода. Таким образом, версия о бегстве от ирокезов отпадает.

Мистика силы и жесткий порядок
Важаже верили в великую вселенскую силу Ван-кон-тах, которая создает все окружающие материальные и нематериальные объекты, в том числе людей и богов. Чтобы понять ее, человек должен был окунуться в мир видений, представить себя зверем, небом, камнем, другим человеком и получить откровение. Откровения звучали по-разному, поэтому посторонние отмечали в религиозной системе важаже путаницу. Но самих важаже это ничуть не смущало. Они полагали, что ни одному человеку не дано до конца осмыслить природу Ван-кон-тах, и он имеет право толковать ее по-своему.
И все-таки кое-что важаже знали точно. Например то, что главную роль во вселенной играют земля хон-ка и небо ци-жу. Поэтому общество было разделено на 24 рода. 15 из них были посвящены земле, 9 – небу. Каждая деревня была разделена между кланами земли и неба. Соответственно, в них выбиралось по 2 вождя га-хи-ге. Если собирались военные или охотничьи отряды, то у них тоже было по 2 вождя. Не очень разумно с точки зрения командования, зато по законам Ван-кон-тах!
Деревенские вожди распоряжались повседневными делами, причем у них было по 10 военных помощников а-ки-да. За выполнение своих обязанностей они получали от жителей деревни натуральную плату. Но в большую деревенскую политику га-хи-ге и а-ки-да не лезли. Это была прерогатива клановых старейшин («маленьких старых людей»), которые определяли, когда и как проводить праздники, с кем мириться, и с кем воевать. Дело в том, что кланы считались владельцами определенных охотничьих, рыболовных и земледельческих угодий. Но главным богатством кланов были ритуалы. У каждого свои. Во время общих деревенских праздников представители определенного клана проводили собственную часть церемонии. Не дай бог, если чужой клан попытается занять твое место! Хранителями ритуалов являлись «маленькие старые люди». Только они помнили, как и что делать, чтобы следовать законам Ван-кон-тах. Если старейшина терял память, то вновь избранный стремился восстановить утраченное через видения. В общем, у важаже были серьезные причины на то, чтобы уважительно относиться к пенсионерам.
До прихода европейцев важаже занимались ручным земледелием, охотой и рыболовством. Подобно ирокезам и чероки, они поручали всю работу на огородах и в домах женщинам. Но мужской труд также был ценен, так как рыба и мясо составляли значительную часть ежедневного рациона. Подобно ирокезам и чероки, после свадьбы мужчина важаже отправлялся в дом жены. Вот только выбрать себе невесту самостоятельно он не мог. За него это делали старшие. Для принятия верного решения, кому и с кем жениться, использовали магию и клановые ритуалы. Отпрыски от браков иного рода теряли право на угодья и определенный высокий статус.
После перехода в дом жены молодой мужчина становился его главой. То есть получал право командовать ее родителями, братьями, сестрами и прочими многочисленными родственниками. Старший брат жены в свою очередь стремился жениться на его старшей сестре и таким образом совершить брачную рокировку.
В семьях и обществе важаже каждый знал свое место. Оно определялось всем известными правилами поведения, а также статусом человека. Статус зависел от возраста (чем старше, тем выше), положения в семье и в деревне, а также от материального достатка. Стоило нарушить заведенный порядок, как общество отворачивалось от человека. В серьезных случаях вмешивались а-ки-да. Важаже редко ссорились и даже не сорили в своих деревнях.
Жесткий порядок давал чувство защищенности, но не способствовал самостоятельности. Единственной отдушиной было общение с другими племенами, которые мало знали о великой силе Ван-кон-тах, а, значит, с ними можно было воевать или обманывать в торговых сделках.

Белая полоса и черная полоса
После того, как в 1673 году важаже познакомились с французскими купцами, Ван-кон-тах предписала им стать союзниками. В то время важаже жили в 17 деревнях и вели бесконечные, но не очень удачные войны с кадоанскими племенами, обитвшими ниже на реке Миссисипи.
«У нас есть шерстяные ткани, железные ножи и стеклянные бусы, – сказали французы индейцам. – Что из этих предметов вы хотите получить за то, что будете охранять наши каноэ и давать нашим людям приют в своих домах?»
«Нет-нет, – ответили им важаже. – В подарок мы хотим получить ружья. Они у вас так забавно грохочут! Остальное вы все равно обменяете на наши продукты».
Французы поняли, что их новые союзники умеют торговаться и без лишних споров стали снабжать их огнестрельным оружием. Так в жизни важаже началась длинная белая полоса.
Вооруженные по последнему слову техники, за 100 с лишним лет они значительно расширили свои территории на юг и запад, изгнали или подчинили всех враждебных соседей. Главным их открытием были бесконечные западные равнины, населенные большими и вкусными бизонами. Постепенно мужское, а затем и женское население двинулось в ту сторону. Они не отказались от земледелия и не превратились в кочевников, как это сделали команчи или шайены. Но стали жить интереснее и кушать разнообразнее. В свою очередь, важаже свято хранили верность союзническому долгу и участвовали в войнах только на стороне французов.
Вслед за белой полосой всегда наступает черная. Важаже поняли эту простую истину, когда в начале XIX века в результате эпидемии потеряли половину своего народа. В 1803 году Франция продала США свои земли на Миссури и Миссисипи. Важаже не возражали против сделки и даже подписали соглашение с американцами, уступив им часть своих восточных территорий взамен на продолжающиеся поставки оружия.
Затем начались нашествия доселе неизвестных индейских племен. Вначале с севера на земли важаже переселились кикапу. Война с ними продолжалась несколько десятилетий. Потом с юга прибыли конные команчи и кайова. Они захватывали женщин и детей, чтобы продать их мексиканцам в рабство. С востока пришли охотники-чероки. В 1817 году они напали на деревню важаже, убили 83 человека и более 100 человек захватили в плен. В следующем году важаже были вынуждены уступить им треть своих охотничьих территорий. В 1821 году чероки повторили нападение и вновь отняли часть страны важаже. После 1825 года у них осталась лишь относительно небольшая полоска земли на юге Канзаса. В 1837 – 1838 годах вновь повторилась страшная эпидемия оспы, сопровождавшаяся голодом.

Реформаторы
Важаже понимали, что им не везет, но пытались с этим бороться. Например, обратились к американцам за поддержкой. На этот раз они просили не ружья, а помощь в налаживании современного сельского хозяйства. Американские переселенцы поделились с ними картофелем и семенами пшеницы. К сожалению, это не сильно помогло. В условиях Канзаса лучшим способом решения продовольственной проблемы было развитие скотоводства. Но важаже продолжали охотиться на животных, а не разводить их.
Войны, эпидемии и голод снизили продолжительность жизни. Стариков стало меньше, а, значит, и влияние «маленьких старых людей» ослабло. К важаже приезжали христианские миссионеры. Так как концепция единого бога ничуть не противоречила вере в силу Ван-кон-тах, они находили теплый прием среди индейцев. Тем более что миссионеры привозили ценные подарки и бесплатно лечили раненых. Во время эпидемии 1837 – 1838 годов миссионеры-протестанты покинули свою паству. С больными остались лишь монахи-католики. Это предопределило выбор важаже в пользу католической веры.
Удача вновь улыбнулась индейцам в 1870 году, когда американские власти предложили им продать свою территорию в Канзасе и переехать на новое место в Оклахоме. Для многих индейских племен переезд на новое жительство стал трагедией, ярким примером чему были чероки. Но только не важаже! Они торговались с американцами за денежную компенсацию, что выплачивалась за каждый акр земли, и, в конце концов, сумели выторговать сумму, втрое превышавшую обычную плату. Часть денег была потрачена на переезд и обустройство на новом месте. Другую часть положили в банк, а получаемые проценты тратили на покупку сельскохозяйственных принадлежностей и удобрений. Это очень отличало важаже от других племен, переселявшихся в Оклахому. Те быстро расходовали свои компенсации на еду, одежду и бесполезные в хозяйстве безделушки, а затем оказывались в полной зависимости от помощи американской администрации.
По примеру бывших врагов-чероки важаже приняли собственную Конституцию, которая провозглашала их автономной нацией и, что уж совсем необычно для индейцев, гарантировала каждому юному жителю резервации право на бесплатное образование. Земля теперь принадлежала не кланам, а всем членам народа, но делилась на примерно одинаковые по площади участки, которые распределялись из расчета один участок на семью. Причем, количество людей в семье никого не интересовало. Это привело к тому, что большие семьи во главе зятя за пару лет распались на малые из мужа, жены и детей.
Итак, результатами перипетий и реформ стали смена религии, предписывавшей строгий общественный порядок, падение престижа традиционного руководства и распад больших семейных общежитий. Но это не вызвало брожения в обществе. Новые законы, написанные на бумаге, выполнялись также четко, как и старые, определяемые верой в Ван-кон-тах. Важаже гордились своими успехами, а потому продолжали держаться друг за друга. Избранные вожди находились под строгим контролем простых членов и не могли присваивать общественную собственность. Сами важаже объясняли это доступностью средств массовой информации. В то время у них не было газет, зато сохранялся обычай собирать слухи о правонарушениях и осуждать провинившихся на общих собраниях.

Богачи
В 1897 году на территории резервации в Оклахоме была найдена нефть. С помощью американских чиновников вожди быстро переписали законы, разрешив компаниям белых людей покупать участки и вести добычу полезных ископаемых. Продажа участков обогатила отдельные семьи. Но вожди также позаботились об остальных членах. Богатства недр объявлялись собственностью всего народа, а значит каждый представитель важаже имел право на получение своей части ренты от добычи. Те, кто родился после принятия закона, мог рассчитывать на часть ренты лишь по факту наследования или покупки.
В 1923 году один из американских журналов признал важаже самыми богатыми людьми в США. Деньги позволили индейцам строить новые современные дома, получать хорошее образование, путешествовать и заниматься искусством. Нельзя сказать, что все шло гладко. Нефтяные компании попытались скрыть свои реальные доходы и уменьшить сумму выплат. Важаже наняли лучших адвокатов и в 2011 году выиграли дело в федеральном суде, получив в качестве компенсации 380 миллионов долларов.
Судьба важаже может быть поучительна не только для других индейских народов, но и для нас. У нас тоже была приватизация и раздача народной собственности, но обогатились почему-то не все, а немногие отдельные личности, близкие к вождям. У нас есть средства массовой информации и интернет, где то и дело всплывают факты об откатах и коррупции, но большинство не спешит прилюдно осуждать провинившихся.
Почему же важаже смогли добиться того, что оказалось недоступно для других? Наверное, им помогла вера в собственные силы. Эта сила оказалась намного могущественнее Ван-кон-тах.

Автор текста: Дмитрий Самохвалов
Картинка фонда wikimedia
Информацию о современном состоянии важаже-осейдж можно получить на их официальном сайте.

Читать дальше:
Правдивая история картофеля
Настоящая история распространения картофеля гораздо интереснее любых легенд. Первые посадки картофеля за пределами западного полушария стали делать на Канарских островах. Первыми экономические достоинства картофеля оценили голландцы и фламандцы. В Беларуси и Литве картофель начали выращивать в середине XVIII века, но до первой половины XX века он не играл особой роли в питании… Читать всю историю картофеля

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.