Гренландия: Конец европейского мира


Церковь из дерева и дерна на юге Гренландии построена в духе средневековых норманнских домов. Картинка фонда wikimedia

Вторжение северян
Норманны не были первыми поселенцами Гренландии. До них и после них здесь были другие жители. Севернее Западного поселения жили древние обитатели этих мест – эскимосы. Эскимосы и ныне составляют значительную часть гренландского населения. Но эскимосы, встреченные наследниками Эрика Рауди, и современные гренландские эскимосы – это совершенно разные народы.

Читать весь американский квест:
Исчезновение гренландской колонии викингов
Гренландия: Конец европейского мира
Христофор Колумб — мореплаватель, работорговец и садист
Название Америки
Каково было население доколумбовой Америки?
Катастрофа американских индейцев
Правдивая история картофеля

Гренландия примыкает к Северной Америке. Нет ничего удивительного в том, что аборигены этого континента попали на остров раньше европейцев. Обычно аборигенное население американского материка у нас ассоциируется с индейцами, чьи предки перебрались из Азии в Америку не позже 12 тысячелетия до нашей эры. Их миграция была направлена главным образом на юг и восток. Широкая гладь холодного Лабрадорского моря (около 910 км между полуостровом Лабрадор и югом Гренландии) не позволила им добраться до острова. Это сделали эскимосы, чьи предки появились в Америке гораздо позже индейских – примерно 4,5 – 5 тысяч лет назад. Эскимосская культура необычно приспособлена к условиям Арктики. Перебираясь от одного острова Канадского архипелага к другому, они достигли самого северного острова Элсмир, откуда могли пройти в Северную Гренландию по зимнему льду узкого пролива (всего 50 км).
Medieval Greenland_dzsarea
С 2500 г. до нашей эры четыре разные волны эскимосской миграции достигали Гренландии. Обычно они занимали северную и западную части острова. Все случаи древних эскимосских миграций совпадают с периодами потеплений. Похолодание заставляло эскимосов возвращаться через Канадский архипелаг в Америку. Надо понимать, что эскимосы – сборное название нескольких народов, говорящих на отдельных языках и обладающих самостоятельной культурой. Представители одного эскимосского народа вовсе не обязательно должны были испытывать теплые чувства к другому эскимосскому народу. Ресурсы Арктики весьма ограничены, и столкновения между разными группами эскимосов были исторической данностью.
В начале 1 тысячелетия до нашей эры Канадский архипелаг и запад Гренландии были населены эскимосами-носителями Дорсетской археологической культуры. Как они сами называли себя, мы не знаем, а потому назовем их просто дорсетцами. Их культура была весьма любопытна. Лично мне она напоминает неандертальскую. Хотя никакой связи между дорсетцами и неандертальцами, разумеется, не было, они жили в сходных условиях севера. Дорсетцы были охотниками и собирателями, чаще питались мясом, чем растительной пищей, жили маленькими группами, что позволяло избегать конфликтов из-за угодий. Они умели создавать простые орудия труда, но настоящие предметы искусства появились у дорсетцев ближе к концу 1 тысячелетия нашей эры, то есть в эпоху, совпадающую с глобальным потеплением и приездом скандинасвских колонистов на юг Гренландии.
У историков и археологов нет ясных фактов, свидетельствующих о наличии прямых контактов между дорсетцами и гренландскими норманнами. Последние жили намного южнее древних эскимосов. В конце прошлого века при раскопках дорсетских стоянок в Нунавике (залив Святого Лаврентия) и Нунгувике (Баффинова Земля) канадские археологи сделали некоторые находки, которые скорее всего принадлежали норманнам, – выплавленную медь, дерево со следом от гвоздя, кусочки пряжи и изображение европейского лица. Эти предметы могли попасть к дорсетцам Канады из выброшенного на берег кнорра, но также могли быть получены посредством длительного обмена от дорсетцев Гренландии.
В XIII веке следы дорсетской культуры исчезают в Гренландии. Некоторое время дорсетцы еще обитали на островах Канадского архипелага и севере Лабрадора, но к XVI веку их не стало совсем. Их место заняли представители другой эскимоской культуры Туле – предки инуитов, современных эскимосов Канады и Гренландии. Культура Туле сформировалась в первой половине 1 тысячелетия нашей эры в районе Берингова пролива. Ее носители одинаково хорошо пользовались сшитыми из кожи лодками-каяками и собачьими упряжками, что позволяло преодолевать значительные расстояния как в летнее время, так и зимой. В отличие от примитивных дорсетцев, инуиты изготавливали керамику, полировали камень, обрабатывали метеоритное железо, имели большой арсенал различных орудий для охоты и войны. Об их необычных умениях свидетельствует тот факт, что носители культуры Туле убивали для пропитания не только тюленей, но и огромных китов.
Потепление конца 1 тысячелетия, давшее импульс для развития искусства дорсетцев и позволившее норманнам поселиться на юге Гренландии, в конце концов сыграло с ними дурную шутку. Оно также благоприятствовало быстрому развитию и расширению культуры Туле. В IX веке инуиты заняли весь север Аляски и приступили к освоению Канадской Арктики, в XII или XIII веке перебрались с острова Элсмир в Гренландию. Всюду, куда приходила культура Туле, культура Дорсет исчезала. Хотя инуитские легенды рассказывали о столкновениях между их предками и предшественниками, исследователи долгое время верили в то, что дорсетцы растворились среди новой волны мигрантов путем мирной ассимиляции. Эту веру окончательно убили палеогенетики, исследовавшие остатки ДНК в костях дорсетцев и у современных эскимосов Канады и Гренландии. Дорсетцы не были их предками. Инуиты попросту уничтожили тех, кто поселился раньше. Следом за дорсетцами, должны были погибнуть гренландские норманны.
В 1341 году епископ Бергена отправил в Гренландию священника Ивара Бардарсона. Как полагают, он прожил на этом острове до 1360 года и затем вернулся в Норвегию, где был записан его рассказ о далекой западной стране. Описания Восточного поселения, сделанные Бардарсоном достаточно точны, что позднее подтвердили археологи. Он же сообщает о конце Западного поселения. До приезда Ивара в Гренландию, оно было захвачено скрелингами. Этим словом гренландцы и исландцы называли коренных жителей Северной Америки. В литературе даются самые разные переводы «скрелинг» — недомерок, обрубок, карлик, высушенная кожа и так далее. Все они могут быть не верными, потому что этимология слова не ясна. Но, так или иначе, скрелинг – это дикарь. Ивар отправился вместе с восточными поселенцами освобождать единоверцев. но, прибыв в Западное поселение, обнаружил, что в нем не осталось ни скрелингов, ни норманнов. Лишь коровы ходили около хуторов. Зарезав несколько коров, восточные поселенцы вернулись назад.
Исландская хроника сообщает под 1379 годом о нападении скрелингов на Восточное поселение. Нападавшие убили 18 человек и увели с собой 2 мальчиков и женщину. Других письменных сообщений о столкновениях с инуитами нет. Но есть косвенная археологическая улика. При раскопках инуитских поселений XIV – XV веков на севере Гренландии и в Канадской Арктике были выявлены самые различные предметы европейского происхождения – куски пряжи, гвозди, металлические слитки и даже церковный колокол. Если они поступали к инуитам в результате обмена, то в норманнских поселениях должны были найти что-нибудь инуитское. Например, одежду, украшения или резные фигурки из моржового клыка. Благо, инуиты были великолепными мастерами. Но ничего такого в Западном и Восточном поселениях нет. Это был не обмен, а разорение одних другими.

Чума и пираты
Если судьба Западного поселения ясна, то гибель Восточного все еще представляет загадку. Судя по записям Ивара Бардарсона, в середине XIV века оно было достаточно большим. К концу XV века его население приблизилось к нулю. Что же стало причиной упадка Восточного поселения?
Восточное поселение, как и Западное, могло стать жертвой инуитов. Но есть альтернативы. Первая – черная смерть. Так называют эпидемию, с которой Европа впервые столкнулась в 1346 – 1353 гг. Она унесла жизни от 30 до 60 процентов населения Европы, но кроме Европы затронула арабские страны, монгольские государства, Северную Африку. Общее число жертв приближается к 200 миллионам. Даже в наше время эта цифра вызывает шок и трепет. В XIV веке население мира было гораздо меньше современного, так что пандемия черной смерти справедливо казалась концом света. С XIX века большинство ученых считают главной подозреваемой этой напасти бубонную чуму. Но бубонная чума – только одна из версий. Вполне возможно, что черная смерть была одним из вариантов чумы, отличной от современных штаммов. По крайней мере, нынешние варианты бубонной чумы не столь смертоносны.
Так или иначе, черная смерть навсегда изменила демографическую карту средневековой Европы. В Норвегии эпидемия началась в 1349 году и до 1354 года убила половину местного населения. Затем она затихла, но несколько раз возобновлялась. Исландия и Гренландия благодаря изоляции долгое время оставались безопасными. Однако в 1402 году вместе с торговыми кораблями черная смерть добралась до Исландии. До 1404 года она собрала свою жатву – половину островитян. Записей о пандемии в Гренландии у нас нет, поскольку письменные источники обрывают свое повествование 1408 годом. Можно лишь предполагать, что стало с общиной гренландских норманнов, насчитавшей не более 4000 человек, когда ее коснулась чума. Сколько умерло гренландцев? Половина? Две трети? В 1494 году черная смерть вернулась в Исландию. Она могла положить конец колонии в Гренландии.
Вторым кошмаром северных вод, способным покончить с Восточным поселением, стали пираты. Пиратство в Северном море было обычным делом, но в XV веке данная проблема обострилась из-за конкуренции Дании и объединения северогерманских городов – Ганзы. На стороне ганзейцев выступали английские торговцы. В 1428 году ганзейские пираты осадили Берген – главный порт сообщения с Исландией и Гренландией. В 1429 году захваченные в плен исландцы появились в качестве рабов на рынках Бристоля и Линна. Английские пираты могли добраться и до Гренландии. Восточное поселение находилось в глуби фиорда. Чтобы вынудить его жителей сдаться, всего-то и надо было заблокировать выход из фиорда и не дать норманнским лодкам охотников за тюленями выйти на промысел.
Версии черной смерти и пиратских рейдов – всего лишь версии, поскольку не имеют прямых подтверждений. Зато есть факты, противоречащие им. Археологи пришли к выводу, что деградация Восточного поселения не была одномоментной. Хутора приходили в упадок и покидались его жителями постепенно. Многие предполагают, что гренландские колонисты переселялись в Исландию. Что их там ждало? Борьба за землю, черная смерть и пираты? К сожалению, исландские источники ничего не говорят об этом переселении. Гибель Восточного поселения дает большой простор для спекуляций.

Урок
Так что же произошло со средневековыми норманнскими поселениями на юге Гренландии? Итак, в первой трети XIV века началось глобальное похолодание. Его пик пришелся на начало XVII века. В XIV веке гренландские норманны были все еще живы, а в XVII веке на их месте жили инуиты. Экологические версии «они вымерзли» или «они не смогли приспособиться» далеки от реальности. Они точно не вымерзли, и они умели приспосабливаться. Подобно Джареду Даймонду, я полагаю, что крупные исторические события, формируются стечением многих факторов. Похолодание было одним из них, но не основным. В конце концов, похолодание не помешало выживанию исландцев, а также колонизации норвежцами и финнами севера Скандинавского полуострова.
Первым важным фактором исчезновения норманнской Гренландии была ее зависимость от поставок железа и дерева из Европы. Норманны попытались решить ее путем колонизации Винланда – скорее всего Ньюфаундленда, но потерпели неудачу из-за столкновений с индейцами. Приходилось надеяться на торговлю с далекой Норвегией. Она была монополизирована норвежским королевским домом, и все же оставалась прибыльной для гренландцев. Они поставляли действительно ценные товары – вещи из моржовой кости и тюленьего меха. Но в XIV веке из-за неурожаев, эпидемий и политических передряг сбыт «предметов роскоши» превратился в проблему, а вместе с ней ослаб интерес европейцев к далекому северо-западному форпосту. Вполне возможно, это привело к упадку более северного Западного поселения, которое в конце концов уничтожили инуиты.
Более южное Восточное поселение продолжало функционировать. Здесь был центр епископства в Гардаре, достаточно большое население и, главное, хорошая приспособленность поселенцев к возможным изменениям. Вторжение инуитов, пиратов или эпидемия черной смерти могли привести к упадку и дальнейшей постепенной деградации. Если бы Восточное поселение продолжало иметь тесные связи с Европой, то эти проблемы были бы вполне преодолимы. Но изоляция не давала возможности для возрождения или дальнейшего развития, прибытия новых поселенцев или восстановления торговых связей. Нет, не суровый гренландский климат или инуиты положили конец маленькому европейскому миру Гренландии. Проблемы в самой Европе сделали существование страны Гренландии невозможной.
Сага исчезнувшей страны викингов для нас интересна тем, что раскрывает слабость средневекового европейского мира и одновременно демонстрирует хрупкость культуры, оторванной от своих корней. В более позднее время европейцы успешно колонизировали Америку и Австралию, разделили между собой весь остальной мир. Колониальная экспансия европейцев стала возможной благодаря непрерывным связям с метрополией.
Сегодня сама зажиточная Европа стала местом притяжения для мигрантов со всего мира. Означает ли эта новая миграция конец культуры старой Европы? В некотором смысле – да, потому что мигранты несут с собой черты культуры своих стран Азии и Африки. Но европейская культура вполне способна переработать эти наносные черты. Ведь дорсетцы не перестали быть дорсетцами, когда к ним попали предметы норманнов. Даже инуиты не перестали быть инуитами, когда завладели норманнским железом. Европейская культура способна будет выжить, если новые поколения эмигрантов воспримут ее. Что же произойдет с нынешней культурой эмигрантов? Она вымрет, как вымерли норманны Гренландии. Проблемы на Ближнем Востоке и в странах Африки говорят о том, что так скорее всего и произойдет. Разница лишь в том, что речь не идет о физическом вымирании эмиграции. Она навсегда изменит физический облик европейцев. В этом нет ничего плохого, так как европейское народонаселение знавало куда большие изменения в прошлые века. Но европейская культура останется. Нас не коснется судьба дорсетцев, если только в Европе не появятся собственные инуиты.

Дмитрий Самохвалов

Читать дальше:

Христофор Колумб – мореплаватель, работорговец и садист
Невероятно, но Христофор Колумб никогда не был в Америке. Он сделал ошибку и совершил открытие, а затем решил разбогатеть и попал под суд. Что стало с телом и богатствами Колумба после смерти? …Читать всё о Христофоре Колумбе

Добавить комментарий

Your email address will not be published.